«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Забытый художник из Землянска

13 мая
129
Забытый художник из Землянска

17 июля 1996 года на торгах в аукционном доме SOTHBY’S в Лондоне за 36 тысяч долларов было продано полотно художника из старинного уездного города Землянска (ныне село в Семилукском районе) Александра Никаноровича Новоскольцева. Картина называлась «После вечеринки» и была написана живописцем в 1890 году. А всего на различных торгах с того времени оказалось выставлено 12 его работ – 9 картин и 3 акварельных рисунка – общей стоимостью свыше 500 тысяч долларов. Полотна художника разошлись по частным коллекциям Великобритании, Швеции, Франции, Германии, США, Израиля, России и Италии.

Российский живописец, график, мастер исторического и бытового жанров – Александр Новоскольцев - сегодня включён в Российский рейтинг, как профессиональный художник, признанный и востребованный художественным рынком и публикой. Представлен он и в Мировом рейтинге художников с коэффициентом 7 (при максимальном рейтинге 12 – прим. автора). Только вот на малой родине о нём мало кто знает.

Талант в наследство

Эта история началось 17 ноября 1853 года в уездном Землянске, где в семье местных мещан родился мальчонка, которого нарекли Сашенькой. Родители не смогли ему дать наследства, но наградили большим творческим дарованием. Уже в детские годы он мог довольно искусно изображать животных, окрестные пейзажи и даже людей. Первоначальное образование художник получил, будучи послушником Задонского Богородицкого монастыря. Там мальчик оказался в 12-летнем возрасте вместе с братом и "вдовым мещанином" отцом. При монастыре была устроена школа грамотности, живописи и резного золотильного искусства, которую успешно окончил будущий академик. Вероятно, это и предопределило в будущем выбор исторической живописи, не отделяемой тогда от религиозной как основной для творчества Новоскольцева.

После монастыря художник продолжил учёбу в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Там Александр Новоскольцев попал в опытные руки профессоров Василия Перова и Евграфа Сорокина. Первый известен нам, как один из учредителей «Товарищества передвижных художественных выставок», а второй – как мастер исторической, религиозной и жанровой живописи. Влияние обоих оставило глубокий след в творчестве молодого землянского художника.

Александр Новоскольцев был благодарным учеником. Он как губка впитывал опыт своих учителей, оставаясь при этом самобытным художником. За время обучения в Московском училище живописи, ваяния и зодчества за свои работы он был награждён двумя малыми серебряными медалями, что дало ему право продолжить обучение в натурном классе Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге.

Стоит немного охарактеризовать эпоху, в которой жил и творил наш земляк с точки зрения развития изобразительного искусства. Мерилом художественности в XIX веке был Рафаэль. Повсюду храмы блистали барочными образами и невероятными позолоченными резными иконостасами. Лаконизм канонической иконы считался пережитком прошлого. На передний план вышел реализм и чувственность образов. Не в силах противостоять влиянию времени, под кистями мастеров икона трансформировалась, приобретая возможно излишнее украшательство и детализацию, уводя зрителя от религиозности к бытописанию.

В итоге, к XIX веку настоящая икона была предана забвению, покрыта тёмным слоем старой олифы и копоти. Лишь в начале XX века искусство реставрации вернуло нам сокровища прежних веков. И вот, среди этого временного упадка иконописи появляется ряд художников - воспитанников Императорской академии художеств, которые стремились воссоздать церковное искусство. Среди них Виктор Васнецов, Михаил Нестеров, Михаил Врубель, Фёдор Солнцев и многие другие. В том числе и Александр Новоскольцев. Этим художникам было суждено воплотить мечты о чисто русском религиозном искусстве, отличающимся от более или менее удачных попыток подражания гениям Возрождения. Благодаря их трудам на свет появился уникальный художественный академический стиль, которому многие иконописцы подражают и сейчас.

На острие творчества

Обучение в Санкт-Петербурге позволило Александру Новоскольцеву находиться на острие творческих процессов, происходящих в изобразительном искусстве. Он участвовал в выставках, был членом Санкт-Петербургского общества художников. Каждый год приносил ему награды. Сначала это были две большие серебряные медали, а в 1880 году художника удостоили малой золотой медали за картину «Иаков узнает одежду сына своего Иосифа, проданного братьями в Египет».

"Иаков узнаёт одежду сына своего Иосифа...". А.Н. Новоскольцев. 1880 год. Нижегородский художественный музей

В основе сюжета лежит библейская притча о 12 братьях, которые из зависти за 20 серебряников продали своего брата в рабство. Чтобы скрыть этот факт от отца, они приносят ему окровавленную одежду брата, заверяя, что того загрызли дикие звери. Сюжет был очень популярен в то время. Достаточно сказать, что примерно у десятка художников есть картины на эту тему. Но полотно Александра Новоскольцева наиболее ярко передавало эмоции персонажей – отчаяние Иакова, безучастные холодные взгляды братьев. Художник уделил внимание каждой детали и каждому предмету, попавшему в поле зрения зрителя. Уже после этой картины общественность обратила внимание на молодого художника и с нетерпением ждала его новых работ.

Александр Новоскольцев не обманул ожидания. В 1881 году он напишет картину «Святой Сергий благословляет Дмитрия Донского на битву с Мамаем и отпускает с ним двух иноков». Полотно было встречено публикой с восторгом. Картина пользовалась большим успехом на Всероссийской выставке 1882 года в Москве. Она принесла Александру Новоскольцеву не только большую золотую медаль со званием художника первой степени, но и дала право на грант для поездки за границу.

"Святой Сергий благословляет Дмитрия Донского на битву с Мамаем и отпускает с ним двух иноков". А.Н. Новоскольцев. 1881 год.

С 1882 по 1886 годы, получив деньги от Императорской академии художеств, Александр Никанорович занимается живописью в Париже, Риме, Вене, Лондоне, в различных городах Голландии, Германии и Бельгии. Там Новоскольцев "ознакомился с музеями и галереями, побывал в различных местностях Италии, везде осматривал художественные памятники и археологические достопримечательности", - так напишет об этом путешествии искусствовед Фёдор Булгаков.

Это был плодотворный период в биографии землянского художника. За время зарубежной поездки им написаны такие картины, как «Уголок Венеции», «Дети-рыбаки в Бретани», «После маскарада», «Венецианский садик» и «Летописец». Все они сегодня представлены в международных каталогах. Некоторые из этих работ стали собственностью великого князя Владимира Александровича, который являлся президентом Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге. Это обстоятельство, несомненно, свидетельствовало о художественной ценности произведений Александра Новоскольцева.

"Уголок Венеции" А.Н. Новоскольцев. 1883 год. Калининградский областной музей изобразительных искусств.

Теперь уже именитого художника в России встретили с распростёртыми объятиями. В звании адъюнкт профессора его приняли преподавателем рисования в Императорскую академию художеств. А параллельно Александр Никанорович стал работать в училище технического рисования барона Александра Людвиговича Штиглица. Это учебное заведение было создано в 1876 году по указу Александра II на средства, пожертвованные известным банкиром и промышленником. Училище существовало на проценты от завещанного А. Л. Штиглицем в 1884 капитала (около 7 миллионов рублей) и готовило художников декоративно-прикладного искусства для промышленности, а также учителей рисования и черчения для средних художественно-промышленных школ.

Пусть вас не смущает название. На самом деле с этим училищем связано много славных имен. Например, С.П. Дягилев, А.Н. Бенуа, М.А. Врубель и т.д. Но самое интересное, что сохранилось оно и до наших дней. Сегодня Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени А.Л. Штиглица» (Академия Штиглица) — одно из старейших российских высших учебных заведений, ведущее подготовку специалистов в сфере изобразительного, декоративно-прикладного искусства и дизайна.

Академик исторической живописи

 Через два года работы в творческом коллективе двух крупнейших художественных учебных заведений страны Александр Новоскольцев пишет, пожалуй, одно из самых важных своих полотен. В 1889 году на суд публике он представил картину «Последние минуты митрополита Филиппа». За это произведение художнику было присвоено звание Академика исторической живописи.

"Последние минуты митрополита Филиппа". А.Н. Новоскольцев. 1889 год. Русский музей. Санкт-Петербург.

Сюжет отсылает нас к временам Ивана Грозного, который боролся за централизацию власти в стране. Но верша кровавые дела, государь, тем не менее, рассчитывал на то, чтобы оставаться в согласии с Богом. Именно поэтому, затеяв поход в Великий Новгород, он посылает своего главного опричника Малюту Скуратова к митрополиту Филиппу за благословением. Но уже убит мятежный новгородский князь и владыка понимает, зачем войско отправляют в непокорный город. Митрополит отказывается благословлять этот поход. И тогда Малюта Скуратов душит несговорчивого Филиппа.

На картине запечатлен момент, когда митрополит молится перед иконой, а опричник-головорез только-только переступает порог его кельи. Здесь добро и смирение сталкиваются с абсолютным злом, отчего мурашки идут по коже. Секунды остаются до трагедии. Но, несмотря на весь трагизм происходящего, духовная сила остаётся на стороне митрополита.

Тема опричнины отражена и в других полотнах художника. Он как бы спрашивает у зрителей, действительно ли «цель оправдывает средства»? Об этом «кричит» его картина «Опричники в доме опального боярина», дошедшая до нас только в виде открытки с одной из многочисленных выставок художника. Об этом вещает и этюд «Иван Грозный» - единственное произведение Александра Новоскольцева, которое сегодня хранится в Воронежском областном художественном музее имени И.Н. Крамского.

"Опричники в доме опального боярина". А.Н. Новоскольцев. 1880-1890 годы. Музей Академии художеств.

Талант академика исторической живописи был востребован современниками. Особенно это отразилось при строительстве православных храмов. Художник создавал образа для церковных иконостасов. Большая работа им была проведена при оформлении интерьеров Александро-Невского собора в Таллине.

По традиции все новые храмы, освящавшиеся именем покровителя кого-нибудь из российских императоров, получали в подарок икону от царской семьи. В Александро-Невский собор была пожертвована, выполненная Александром Новоскольцевым икона с изображением одиннадцати святых, в том числе тех, чья память празднуется 17 октября. Выбор был не случаен, так как именно в эту дату 1888 года в железнодорожном крушении царского поезда у станции Борки чудесным образом спаслись император Александр III и его семья. А всего в мастерской Новоскольцева для иконостаса Александро-Невского собора были выполнены 59 икон и 4 киота на цинковых и медных досках. По эскизам художника также изготовили цветные стёкла для алтарных витражей главного придела с изображением Спасителя, Богородицы и Иоанна Предтечи.

Работа Александра Новоскольцева очень понравилась представителям царской семьи. Поэтому академика исторической живописи начали активно приглашать для оформления особо важных проектов. В частности, он работал над церковью Святого Александра Невского при училищном совете Синода, Троицкой церкви при дирекции императорских театров в Санкт-Петербурге. Но, пожалуй, самой важной и знаменитой его церковной работой стали эскизы мозаик для знаменитого храма Воскресения Христова, больше известного нам как Спас-на-Крови.

Национальный проект

1 марта 1881 года И. И. Гриневицкий, террорист из «Народной воли», взрывом бомбы смертельно ранил на набережной Екатерининского канала императора Александра II, возвращавшегося с парада в Михайловском манеже. Уже через полмесяца на месте убийства была освящена передвижная временная часовня из дерева, автором которой был Л. Н. Бенуа, а вскоре объявили конкурс на проект храма-памятника. Его победителем во втором туре стала работа Альфреда Парланда.

Архитектор, положив в основу «исконно русские начала», по желанию царской семьи доработал проект, уподобив храм памятникам старинного московского зодчества, прежде всего собору Василия Блаженного. Девятиглавый однопрестольный храм на 1600 человек был заложен 6 октября 1883 года в присутствии императора Александра III ещё до окончательного утверждения проекта.

Это был поистине национальный проект. Первые три года пришлось вести сложные работы по укреплению зыбкого грунта и сооружению фундамента на бетонной подушке. Лишь с 1895 известная мастерская Фроловых приступила – сперва снаружи, а затем и внутри – к исполнению мозаичного убранства, над которым работали лучшие художники того времени.

Мозаики почти сплошь покрывают и внутренние стены храма. Общая их площадь составляет более 7000 кв. метров, что делает храм единственным в мире примером мозаичного искусства в новое время. Рисунки для мозаик интерьера выполнил, в том числе и Александр Никанорович Новоскольцев. В частности, на юго-восточном подкупольном пилоне расположены его иконы «Преподобные Прохор и Никон Печерские», «Мученицы Лидия и Анастасия», «Апостолы Евод и Иуст». Авторству землянского художника принадлежат и ещё несколько библейских сюжетов на других пилонах храма.

Эти трудоёмкие работы на целых десять лет задержали освящение собора. Его провели лишь 19 августа 1907 года. И по этому случаю на Монетном дворе была выбита особая медаль, а каждый рабочий получил в награду серебряные часы.

Жизнь Александра Новоскольцева тогда казалась безоблачной. Художник был награждён государственными орденами Святого Станислава и Святой Анны 2-й и 3-й степеней, Святого Владимира 4-й степени. Он был одинаково успешен и в исторической живописи, и в бытовом жанре, и в иконописи. Его картины, написанные сочно, эмоционально, с мастерским цветовым решением, с активным использованием национальной тематики – сюжетов из русской истории и литературы – нравились публике. Не удивительно, что в 1916 году в Санкт-Петербурге с огромным успехом состоялась его персональная выставка.

"Смерть Патриарха Гермогена в период польско-литовского нашествия". А.Н. Новоскольцев. 1915 год.

«А.Н. Новоскольцев пользуется заслуженной известностью как редкий знаток и изобразитель русских исторических событий и типов. В его картинах сказывается тщательное изучение старинного быта и знакомство с историческими личностями. Рисунок его всегда закончен и художественно изящен. Трактовка сюжета проста и благородна» - писали о нём в журнале «Нива» в очерке, посвящённом 25-летию его художественной деятельности.

Эпоха перемен

Есть выражение «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен», которое уже несколько десятилетий используют в дискуссиях о плюсах и минусах стабильности. Почти всегда фразу идентифицируют как китайскую поговорку или китайскую пословицу, а некоторые авторы и вовсе приписывают это изречение Конфуцию.

К сожалению, «эпоха перемен» тяжёлым катком прошлась по судьбе Александра Никаноровича Новоскольцева. Впрочем, как и по судьбе всей нашей страны. Революция, а потом гражданская война и разруха отбросили на второй план не только живопись и искусство, но и многие привычные вещи из прежней жизни. Всеми забытый и никому не нужный художник умер в голодном и холодном Петрограде в 1919 году, оставив после себя наследие, пережившее войны и потрясения минувшего века.

Многие его произведения буквально чудом дошли до нас, сохранившись в музеях и частных коллекциях по всему миру. Да что там картины! Даже над знаменитым Спасом-на-Крови неоднократно нависала угроза уничтожения. Шедевр русского храмового зодчества хотели разобрать ещё в конце 30-х годов. Перед Великой Отечественной войной был даже разработан соответствующий план, осуществить который просто не успели.

Второе чудесное спасение случилось при артобстреле во время блокады Ленинграда. В шатер Спаса-на-Крови, в котором тогда работал городской морг, попал тяжёлый немецкий снаряд. Лишь по счастливой случайности он не разорвался.

Последняя попытка уничтожить храм Воскресения Христова была предпринята в 1953 году. Но снова замысел провалился, потому что умер И.В. Сталин и стало не до сноса собора. К счастью для нас, фраза Михаила Булгакова – «Рукописи не горят!» оказалась справедлива не только по отношению к литературе.

Евгений Белозёров