«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Дарит иконам вторую жизнь

20 октября 2023
259
Дарит иконам вторую жизнь

У Валерии Высоцкой необычная профессия – она один из немногих в Воронеже реставраторов икон. Кроме того, мастер пишет их сама и преподает основы реставрации в иконописной школе. У Валерии два образования. По первому она архитектор, по второму – реставратор. Профильное образование получила в реставрационных мастерских Русского музея в Санкт-Петербурге.

40 лет в профессии

В мир старинных икон Валерию привели родственники, которые занимались антиквариатом. 15-летняя девушка стала помогать им в мастерской. С той поры прошло уже более 40 лет, половину из которых Валерия Высоцкая преподает. 17 лет она вела основы реставрации в Воронежской духовной семинарии. Сейчас работает в иконописной школе при Покровском храме. Есть у неё и своя небольшая иконописная школа.

Мастерская Валерии напоминает музей: на стенах висят иконы. Одни из них старинные, другим – не больше 20 лет, но они тоже требуют реставрации.

Большую часть икон Валерии передают на «починку» храмы. Обращаются и коллекционеры или просто верующие. Храмовые иконы – большие, иконы из частных коллекций - поменьше. К Валерии они попадают в плачевном состоянии – потёртые, побитые и много раз переписанные.

– Как правило, храмовые иконы находят в заброшенных церквях, в подвалах и на колокольнях. Обычно мне приносят иконы «средней руки», но иногда попадаются и шедевры, - рассказала Валерия.

Среди жемчужин Воронежской митрополии, которые посчастливилось восстанавливать реставратору, – старинные иконы Борисоглебского Знаменского собора. Чтобы отреставрировать их, Валерии понадобилось пять лет.

Жертвы «Самоделкиных»

Реставрация – процесс долгий. Валерия показывает старинную икону святого Николая Мирликийского, которая много лет хранилась в подвале заброшенного храма в посёлке Краснолесный. Как предполагает Валерия, икона датируется последней третью XIX века. По углам её - изображения Спасителя и Богородицы.

Эту икону люди из благих побуждений покрыли лаком. Они не подумали, что произойдет химическая реакция, и поверхность потемнеет. Сейчас Валерия с помощью различных техник «раскрывает» живопись – и она вновь начинает играть красками.

- Так приходится спасать иконы, которые прошли через руки разных «Самоделкиных», - отмечает мастер.

Но чаще всего к реставратору попадают иконы, пострадавшие от «чистюль», которые решили вытереть пыль с живописного слоя мокрой тряпкой. Вместе с ней они стирают само изображение. Среди жертв такого варварства – икона с тремя святителями: Григорием Богословом, Василием Великим и Иоанном Златоустом.

- Икону ничем нельзя протирать. Этой иконе всего 20 лет. Краски на ней были ещё свежими – они не успели окаменеть, - говорит Валерия.

Ещё одна жертва варварства – редчайшая резная икона Боголюбской Богоматери. Изображение на ней объёмное, как в 3D. Оно имитирует чеканный оклад из золота. Создана икона была предположительно на восточной Украине.

– Их делают в местах, где нет металла. В частности, это изображение было покрыто сусальным золотом. Оно стерлось из-за того, что люди протирали его мокрой тряпочкой, - пояснила Валерия.

Нельзя повредить

По словам Валерии, для каждой иконы приходится подбирать индивидуальный рабочий раствор на основе неорганической химии. И работать здесь нужно бережно.

- Химический состав, которым мы покрываем иконы, приходится каждый раз искать заново. Нельзя повредить живопись, грунт, основу. Даже капля воды работает как серьёзный растворитель, - поясняет мастер.

На реставрацию иконы из храма в посёлке Краснолесном художнице понадобится несколько месяцев. Восстановление предполагает технологические перерывы.

- Что-то высыхает, что-то ждёт, пока впитается химическая пропитка, а что-то должно дождаться определённого микроклимата. Например, когда идут дожди, некоторые виды работ я делать не могу, - говорит Валерия.

Перед тем как приступить к реставрации, Валерия делает общий осмотр иконы: определяет её возраст, сохранность. Старинные иконы, которые приносят реставратору, испещрены крошечными отверстиями, в которых живут личинки жуков-точильщиков. Чтобы избавиться от них, приходится пропитывать основу иконы специальным антисептиком – с помощью шприца впрыскивают препарат в каждую «норку».

- Личинки съедают изнутри деревянную основу. Они очень живучи и каждый год приспосабливаются к новым материалам. Чтобы вытравить личинок, порой требуется несколько месяцев, - говорит Валерия.

На втором этапе мастер оценивает сохранность и возраст иконы, исследует, какими красками она была написана. Затем снимает поверхностную грязь. Для этого делает очищающие составы на основе детского мыла.

Если на иконе трещины, реставратор склеивает швы профессиональным клеем. Выщерблины на поверхности изображения нужно заполнить реставрационным грунтом, который делают из смеси клеев, мраморной и меловой пыли, антифризов.

- По составу наши грунты должны быть похожи на авторские, чтобы у «вылеченной» иконы не было травм совмещения, - пояснила реставратор.

Весь этот длительный подготовительный этап называется технической реставрацией. И только после того, когда она завершена, мастер приступает к восстановлению живописи.

Икона покрывается тоненьким защитным буферным слоем, который помогает спасти изображение от солнечных лучей.

Самая старая икона, которую восстанавливала реставратор, – святого Николая Мирликийского, конца XVI века - была совершенно чёрной. Предыдущие иконописцы более десяти раз переписывали затемнённые слои.

- Восстанавливать икону пришлось год. Мы очень медленно её «раскрывали» - освобождали от поздних слоёв. В самом низу оказался слой XVI века.

Краски для написания икон и их реставрации должны быть светостойкими и светопрочными, не изменяться под воздействием света и не вступать в физическую и химическую реакцию с воздухом.

– За последние 100 лет воздух в атмосфере сильно изменился. Он губительно влияет на предметы живописи и ювелирные изделия. Краски реагируют на окись свинца и агрессивные азотные соединения, - отметила Валерия.

Важный навык, которым должен владеть реставратор, - каллиграфия. Кроме того, нужно знать церковнославянский и греческий языки, на которых написан текст на иконах. Иногда в надписях на иконах встречаются ошибки. В этом случае реставратор обязан их исправить.

В молитвенном сосредоточении

Существует стереотип, что писать иконы могут только мужчины-монахи. Но сейчас большая часть иконописцев в России – женщины. Многие из них – многодетные мамы, жены священников.

Валерия уверена, что написанием икон и их реставрацией должен заниматься только верующий человек.

– Нельзя на этом зарабатывать и делать вид, что ты христианин. У настоящего иконописца и реставратора молитва становится частью жизни. Когда приступаешь к работе, входишь в молитвенное сосредоточение. Это состояние можно назвать медитацией – ты отрешаешься от суеты. Поэтому перед работой выключаешь телефоны и гаджеты. Кто-то во время реставрации слушает духовную музыку, а я включаю аудиокниги, - рассказала Валерия.

Анастасия Сарма

Фото Михаила Кирьянова