«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Жизнь расставила акценты

19 февраля 2024
182
Жизнь расставила акценты

Жительница Борисоглебска Тереса Травкина по происхождению полячка, но родилась и почти 40 лет прожила в Вильнюсе. Там остался её сын, живут внучка и правнуки. Когда Тереса Викентьевна представляется собеседнику, то обязательно слышит: мол, откуда такое необычное имя? Женщина поясняет, что она из Прибалтики. И тогда говорящий неизменно отмечает, что лишь имя выдает в ней иностранку.

Не было бы счастья…

За почти четыре десятка лет жизни в России у бывшей гражданки Литвы, действительно, исчез прибалтийский акцент и появились русские привычки.

— Тоска по Родине? Конечно, есть, но по той, что была в моём детстве и молодости, — ответила на наш вопрос Тереса Травкина, а в девичестве — Паблюкович. — Мне приятно вспоминать, по каким улицам я ходила в детстве, где работала в зрелости. В 2013 году я в последний раз ездила в Вильнюс в гости к сыну. Пока ещё можно было это сделать. И уже тогда я гуляла там как иностранка. Литва как Родина осталась только в моём сердце.

Тереса Викентьевна окончила в Вильнюсе техникум, работала больше 20 лет на местном заводе союзного значения. В этом городе родился её сын. Вот только с его отцом она прожила всего несколько лет и уже в 22 года растила ребёнка одна, полностью посвятив себя его воспитанию.

А в 38 лет она познакомилась со своей судьбой. Точнее, знакомство устроила соседка. Той грустно было смотреть на молодую женщину, у которой все развлечения сводились к чтению книг, и она пригласила в гости в дом Тересы и её мамы приехавшего из России художника.

Тереса Викентьевна с автопортретом своего мужа.

Тереса и Василий понравились друг другу сразу, но за плечами у обоих были несчастливые браки, поэтому они осторожничали. И всё-таки через год поженились.

В 1992 году, после развала Советского Союза, отделения Литвы и начавшегося деления на «своих» и «чужих», Василий Фёдорович и Тереса Викентьевна решили уехать в Россию, поближе к родным местам супруга. Он родился в Нижнем Карачане. Сначала они пожили в Липецке, а уже потом перебрались в Борисоглебск.

Роднее родных

Тереса Викентьевна сразу прижилась в России. Она училась в русской школе, поэтому ей близки были и язык, и культура.

— Только поначалу я долго привыкала к тому, что здесь все обращаются друг к другу по имени и отчеству, — рассказала уроженка Литвы. — В Литве называют всех, даже своего начальника, по имени, прибавляя лишь слово «уважаемый». Например, уважаемый Повилас. Там даже в паспорте пишут только имя и фамилию.

Привыкла Тереса Травкина и к русским блюдам, научилась их готовить. Только не смогла понять и полюбить окрошку на квасе. При этом женщина привнесла в свою русскую жизнь гастрономические литовские особенности.

— Я люблю готовить литовское национальное блюдо «цеппелины». Это когда в тёртую картошку заворачивают фарш, варят, а затем заливают соусом из шкварок, сметаны и лука. Очень вкусное блюдо и очень тяжёлое. После него можно сразу начинать пить таблетки, — пошутила женщина.

Приобщилась Тереса Викентьевна и к русской церкви, хотя является католичкой. Она часто ходит в храм, даже выучила русские молитвы. Разница между православным храмом и католическим костёлом, по её мнению, не так уж и велика.

Полюбила Тереса Викентьевна и здешние места. Только в России она впервые увидела бескрайние просторы. Здесь супруг приобщил её к рыбалке. Вместе они часто проводили свободное время у прудов и рек.

Портрет Тересы Викентьевны кисти Василия Фёдоровича.

На природе Василий Фёдорович писал её портреты и вдохновлялся сюжетами для будущих картин. Он был талантливым художником, особенно увлечённо и точно создавал реплики произведений великих живописцев — Шишкина, Айвазовского, Левитана. И все картины дарил друзьям. Делать подарки для него было высшим удовольствием.

— Василия Фёдоровича не стало два года назад, — рассказала Тереса Викентьевна. — Он для меня был роднее родных. Мы иногда смотрели друг другу в глаза и понимали всё без слов. У него была онкология. И он очень тяжело уходил. При этом старался жалеть меня, такой он был человек — позитивный, добрый, заботливый.

Эти три с небольшим десятка лет в России с близким человеком Тереса Викентьевна называет самыми счастливыми в своей жизни, а потому она давно считает себя настоящей россиянкой.

— Только очень жаль, что не могу видеться с сыном, внучкой и правнуками, которые живут в Литве, — призналась Тереса Викентьевна. — Общаемся только по телефону. Обидно, что когда-то было большое государство, объединяющее дружеские народы, а теперь — вот так.

Альбина Гусева

Фото автора