«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Сила тыла

28 ноября 2023
512
Сила тыла

Оксана Редкокашина – многодетная мать из города Россошь. У неё трое детей: старшему Никите 22 года, среднему Кириллу 21, младшей Варваре 9 лет. Её жизнь была такой же, как у большинства женщин. Дом, семья, работа, пока в конце февраля 2022-го старший сын не ушёл на спецоперацию.

– Никита служил в Питере по контракту. Позвонил мне, сказал, что их везут на Украину, будут наступать… Потом больше двух недель – ни слуху, ни духу. Материнское сердце разрывалось на части. Пила успокоительные, перестала даже водить машину, – рассказывает женщина. – Чтобы не сойти с ума, решила помогать таким же ребятам – участникам СВО. Кинула клич о сборе гуманитарки в соцсетях. Собирала подушки, одеяла, тёплую одежду. Люди привозили вещи, перечисляли деньги. За первые сутки собрала рекордную сумму – 150 тысяч рублей, на которую закупила на оптовых базах носки, трусы, шапки, сапоги. Моя трёхкомнатная квартира превратилась в склад. Всё это мы с мужем упаковали, загрузили в свою легковушку и повезли бойцам.

Оксана с супругом Александром в Северодонецке

Ни дня без помощи

Оксана признаётся: первый раз поехали в никуда. В Белгородской области в полях увидели тысячи срочников. Остановились. Только открыли багажник, чтобы передать гуманитарку, как к ним подъехали сотрудники полиции.

– Сначала я подумала, что они нас прогонят. На вопрос: «У вас здесь есть кто-то родной?», я молчала, опустив глаза. Когда они повторили это в третий раз, расплакалась. Сказала, что от сына две недели никаких вестей. Приехала, чтобы хоть кому-то помочь, – продолжает Оксана. – Когда разговорились, оказалось, что и у них тоже есть родственники на СВО. Силовики сжалились над нами и проводили до самой границы. На погранпереходе мы встретили наши военные колонны, идущие «за ленту», и передали им собранную гумпомощь. С этой первой поездки и началась не прекращающаяся ни на день волонтёрская работа.

Сын дал о себе знать спустя две с половиной недели. Позвонил на 8 марта: «Мам, я живой!». Это было лучшее поздравление за все годы. Как потом выяснилось, вместе с товарищами они попали под обстрел, но успели укрыться. Вытащили ребят спустя несколько дней. Никита уже был в списках без вести пропавших. Вернулся домой спустя три месяца, когда закончился контракт. Не успел прийти в военкомат, как пришла повестка по мобилизации. Должны были снова призвать, но к тому моменту необходимое количество мобилизованных уже набрали и Никита остался дома.

– Тогда я пообещала Богу: за то, что мой сын здесь, я буду помогать там до конца, – говорит россошанка.

Мама-волонтёр со старшим сыном Никитой и дочерью Варей

Второй пошёл

В декабре 2022-го среднего сына Кирилла призвали на срочную службу в армию. Попал в воинскую часть города Валуйки. Сердце матери снова забилось чаще. Ездила, передавала гостинцы. Так прошёл почти год. Через несколько недель у Кирилла дембель. Дома его ждут семья и любимая девушка, с которой летом они хотят пожениться.

– Если старший сын сразу адекватно воспринял моё занятие волонтёрством, то Кирилл был равнодушен до того времени, пока сам не попал в армию, – признаётся Оксана Редкокашина. – Теперь он не только поддерживает меня, но и является активным участником нашей волонтёрской группы «Помощь 36», которую я возглавляю. Правда, ругается, когда сама езжу «за ленту», ведь не раз попадала под обстрел.

Семейный подряд

За более чем полтора года специальной военной операции Оксана Редкокашина собрала вокруг себя тысячи единомышленников не только из Россоши и соседних районов. Посылки и финансовые средства для наших бойцов они получают со всех уголков страны – от Севастополя до Сахалина.

– Помогает Краснодар, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск. Вторую зиму подряд активно идут посылки из посёлка Рылеево Московской области. Там на кружке по вязанию при местной библиотеке женщины вяжут носки для участников СВО. В каждую пару вкладывают какие-нибудь сладости, в посылки помещают консервы. За последние две недели из Рылеево пришло уже четыре коробки по 30–40 кг каждая, – рассказывает волонтёр.

Посылки для солдат идут со всей страны

Если раньше Оксане всё приходилось делать самой, то теперь у неё есть помощники, отвечающие за доставку и закупку. Самые главные – это супруг и родители. Мама и папа Оксаны заведуют складом, который спустя полгода из трёхкомнатной квартиры переместился в родительский гараж, вытеснив оттуда машину отца.

– Родители на пенсии, поэтому всегда дома. Это большой плюс, так как мы с мужем работаем. Чаще всего помощь бойцам требуется собрать экстренно. Когда едут мимо, звонят мне. Телефон найти уже не проблема, он «ходит» среди солдат. Я держу связь с мамой. Передаю ей, что нужно собрать, на сколько человек, к какому времени. Вот пока с вами разговариваем, мне уже написали ребята, которые сегодня едут через Россошь. Попросили влажные полотенца, батарейки, газ в баллончиках. Мама сейчас всё соберёт и передаст. Обязательно ещё чего-нибудь вкусненького положит, – рассказывает женщина. – Не раз родители ездили со мной и на границу, чтобы передать помощь. Правда, одно время, когда я уже спала по два-три часа, мама спросила: «Оксан, может хватит?». А я ответила: «Не могу. Я Богу обещала: за то, что мой сын здесь, я буду там до конца»…

Бросить нельзя

По словам Оксаны Редкокашиной, в настоящее время бойцам нужны влажные салфетки больших размеров или влажные полотенца, газ в баллончиках для портативных горелок и плит, медикаменты – обезболивающие, противовирусные препараты, леденцы от боли в горле, кровоостанавливающие губки. Также волонтёры ведут сбор денежных средств. Если раньше покупали одежду и предметы первой необходимости, то сейчас закупают в основном дорогостоящую технику: квадрокоптеры, тепловизоры, коллиматорные прицелы – то, что самим бойцам приобрести не под силу, но от чего напрямую зависит их безопасность.

Россошанка с нашими артиллеристами под Кременной

Оксана трудится торговым представителем в одной из компаний. Признаётся: раньше по показателям была в передовиках, сейчас предпоследняя. Дочь Варвара – в третьем классе. Без маминого контроля и помощи немного съехала в учёбе, зато самостоятельности за эти полтора года у девочки прибавилось.

– Благодарна супругу, детям, коллегам по работе, что понимают и поддерживают. Также спасибо моей большой команде единомышленников, которая всегда на подхвате. Без них я сама не сделаю ничего. А ещё низкий поклон неравнодушным людям, которые нередко отдают последнее для наших бойцов, – добавляет Оксана Редкокашина.

Помимо своей группы «Помощь 36», она создала сообщество «Вся сила тыла», в котором объединила 170 руководителей волонтёрских движений России и Донбасса, помогающих бойцам СВО. Они общаются между собой, помогают друг другу, делятся наработками.

– С единомышленниками-волонтёрами мы не раз задумывались, чем же будем заниматься, когда закончится спецоперация? И решили, что тогда начнём помогать тем, кто возвращается домой, – подытоживает она.

Олеся Жилякова

Фото автора и из семейного архива Оксаны Редкокашиной