«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Под созвездием Южного Креста

11 мая 2023
645
Под созвездием Южного Креста

Поездка в страну инков планировалась задолго до пандемии. Но, как говорится, хочешь насмешить Бога - поделись своими планами. Сначала никто никуда не летал из-за ковида, потом – из-за санкций. И вот, когда уже казалось, что деньги безвозвратно пропали, из турагентства позвонили с радостной вестью. Путешествие-таки состоится, но лететь в Перу теперь нужно через Катар с двумя пересадками в Дохе и Сан-Паулу.

Лимоны в Лиме

Надо ли говорить, что в Лиму мы прибыли в состоянии выжатых лимонов. Первое впечатление после того, как открыли дверь – едкий неприятный запах. Так пахнет холодное течение Гумбольдта. Оно несёт огромное количество органики, которую поглощает планктон. С него начинается пищевая цепочка богатейшего животного мира побережья Перу.

Экскурсия по столице не задалась. То есть, наверное, она была интересна и увлекательна, но туристы оказались просто никакими. Долгий перелёт и разница в 8 часовых поясов сделали своё дело. При всяком удобном случае мы норовили присесть, а то и задремать, стоя как лошади.

Помпезный центр, окрашенный в жёлтый цвет, запомнился красивыми деревянными балконами и фонтаном на площади Оружия. В него в День независимости наливают национальный алкогольный напиток писко. Народ ликует и празднует несмотря на то, что весь город увешан зелёными табличками, указывающими, где нужно спасаться от землетрясений. Почти такие же висят и на побережье. Только там информируют, куда бежать от цунами. В общем, живут как на пороховой бочке.

Но люди ко всему привыкают, даже к умопомрачительному выбору в магазинах. Там есть буквально всё - от фруктов нашей полосы до тропической экзотики. Перу – родина многих, привычных нам овощей. Например, картофеля у них более 2 тысяч сортов. В магазине насчитали около шестидесяти – от мелких с виноградину до крупных, величиной со среднюю дыньку.

- И как вы его выбираете? – спросили мы гида.

- Просто говорю продавцам, для какого блюда нужно, - ответил он.

Национальное достояние

Следующий день начался в 3.30 утра то ли с позднего ужина, то ли с раннего завтрака. Когда вышли на улицу, обратили внимание на небо. Ни одной знакомой звезды. Только где-то далеко на севере у горизонта виднелось сплющенное созвездие Большой Медведицы. Под чужим небом нам предстояло побывать на островах Бальестас и полетать над загадочными линиями Наска.

В Паракасе Тихий океан, вопреки названию, слегка штормило. Бывалые путешественницы достали из рюкзаков полиэтиленовые плащи.

- От дождя? – спросил я.

- От гуано! – ответили мне.

На островах огромная колония пернатых. Тут и бакланы, и голуболапые олуши, и пеликаны, и даже пингвины, которым совсем не жарко у экватора. Все они с утра до вечера едят анчоусов, вскормленных на планктоне. А потом, соответственно, гадят. Между тем, это самое гуано является национальным достоянием Перу. Его регулярно соскребают с островов и отправляют на экспорт в качестве ценного удобрения. Говорят, когда этот промысел только начинался, слой гуано здесь достигал 70 метров!

Попутчицы где-то вычитали, что безмозглые птицы разбрасываются национальным достоянием налево и направо. Плащи были припасены как раз на этот случай, хотя гораздо актуальнее оказались таблетки от укачивания.

Быстроходный катер перелетал с одного гребня волны на другой, жёстко ударяясь брюхом о воду. Минут через пятнадцать наши румяные лица стали приобретать землистый цвет. А за пару километров от островов запахло курятником. Впрочем, его обитатели к нам были благосклонны. И морские котики, и пернатые занимались своими делами, не обращая внимания на людей.

А самое интересное было припасено на обратный путь. Прямо перед нами находился тот самый Андский канделябр Паракаса, о котором несколько столетий спорят учёные. Кто и зачем вырубил его изображение на пустынном песчаном берегу – не известно. Злые боливийские языки утверждают, что хитрые перуанцы сделали его для приманивания доверчивых туристов.

Вес имеет значение

На берегу ждал обед с севиче – маринованной рыбой с овощами. После морской прогулки блюдо показалось особенно вкусным и за это многие поплатились, так как сразу из ресторана нас повезли на аэродром. Здесь всех взвесили и рассадили в маленькой «Сессне» строго по весу. Самым пузатым достались места за пилотом, а худосочную мелочь распределили в хвосте самолета.

Величественные виды Анд за иллюминатором сменились голыми равнинами пустыни Наска. А вот и то самое плато, невесть кем расписанное геометрическими фигурами. Как будто школьник баловался с карандашом и линейкой, а потом, устав от рутины, добавил изображения разных животных – паука, колибри, обезьяны, кита…

Пилот радостно оповестил: «Сеньорос, спайдер!». И заложил крутой вираж над картинкой паука так, что крыло «Сессны» повисло вертикально вниз, указывая в землю.

Лётчик был ответственным малым, поэтому, показав «спайдера» одному борту, развернулся и то же самое повторил для другого. И так по два раза над каждой картинкой, которых было, по-моему, штук семь! В итоге севиче, съеденное двумя часами ранее, стало проситься на волю. Кто-то в хвосте «Сессны» неистово «звал Ихтиандра».

Священная долина инков

Утром – снова самолет. Нас ждал огромный археологический музей под открытым небом, известный как Священная долина инков. На его территории находится несколько древних поселений, хранящих тайны многовековой истории Великой Империи Тауантисуйя. В городах сохранились каменные храмы, земледельческие террасы, крепостные стены и башни, жилые и хозяйственные постройки. Многие архитектурные творения превратились в руины, но некоторые до сих пор находятся в идеальном состоянии.

Столица инков Куско встретила приятным ароматом эвкалиптов. Но насладиться запахами не дали – почти сразу повезли вниз за город. Дело в том, что Куско находится на высоте почти 4 километра над уровнем моря. Что такое горная болезнь, пришлось узнать почти сразу в пригородном Писаке.

Я там замешкался, отбиваясь у сувенирной лавки от продавцов. Отстав от группы, попытался её догнать. Нескольких движений хватило, чтобы понять – так здесь делать нельзя. Руки повисли как плети, ноги стали ватными, а сердце, казалось, вот-вот выскачет из груди. И так минуты две, пока не отдышался.

Удивительно, но легче всего высокогорье переносили возрастные путешественники. Например, у погребальных башен Чульпас Сальюстани они чувствовали себя прекрасно, хотя некоторые молодые туристы вообще не смогли выйти из автобуса, просидев в обнимку с кислородными баллонами.

Трудно поверить, что всё, увиденное в Писаке, Тамбомачае, Ольянтаитамбо, Саксайуамане, Чинчеро и Мачу-Пикчу, построили люди, не знавшие до прихода испанцев ни колеса, ни лошадей. Ламы, конечно, милые животные, но на них, где сядешь – там и слезешь. Близкие родственницы верблюдов неспешны и строптивы. А с назойливыми туристами не церемонятся - могут запросто плюнуть.

Как можно было голыми руками построить из огромных камней цитадели и святилища, когда при любом резком движении подстерегает горная болезнь? А ведь плиты так подогнаны друг к другу, что даже лист бумаги невозможно просунуть. И вырезаны замысловато, словно зодчие работали ножом по пластилину. Как тут не поверить, что до инков была другая, более развитая цивилизация, от которой и остались эти сооружения.

Котелки и шляпы

В долине инков женщины – сплошь в национальных костюмах. Юбки, надетые друг на друга, превращают их в матрёшек с неохватной нижней частью. Вишенкой на торте служат головные уборы. Это и береты, и вязаные шапочки, и платочки, сложенные гармошкой, и котелки, как у Эркюля Пуаро, и шляпы, как у его друга Гастингса. По ним местные без труда определяют, из какого села пришла сеньора.

Исключение составляют разве что местные гибдедешницы. Перуанское правительство решило, что женщины не будут брать взятки. Но куда там! Теперь, как только пробка на дороге – значит девушка-регулировщица стоит. Вся такая стройная, в бежевых лосинах и коротеньком пиджачке. И всё машет, машет руками, поскольку жезл ей не полагается. Со стороны кажется, что к девушке прицепилась оса или муха.

А на тростниковых островах Урос озера с дивным названием Титикака всё было и вовсе аутентично и этнографически выверено. Аборигены водили хороводы и пели песни на языке кечуа. Мы тоже не остались в долгу. Не сговариваясь, затянули: «Ой, мороз, мороз! Не морозь меня…». Тем более что на озере было совсем не жарко.

Нам рассказали, что именно с Титикаки, извините за выражение, в Куско пришли первые правители империи инков. А ещё показали, как плетут из тростника основу для плавучих островов, которые при каждом дуновении ветра покачиваются на волнах.

И всё бы ничего, если бы не стерильность вокруг. Словно «островитяне» заявились сюда как раз перед нашим приездом. Благо, что на берегу находится довольно крупный город Пуно с вузом, готовящим специалистов по индустрии туризма и гостеприимства. Не иначе все аборигены – его выпускники.

Главное – крылья!

Кого мы только не видели за время поездки: и розовых фламинго на затерянных озёрах, и колибри, размером похожих на насекомых, и разнообразных попугаев. И, естественно, наше путешествие по перуанским Андам не могло завершится без полёта кондора. Это такая большая хищная птица с размахом крыльев свыше трёх метров.

Приехали в каньон реки Колка, как обычно, ни свет – ни заря. С окрестностей сбежались местные жители – кто с едой, кто со свитерами из альпаки, а кто и с сувенирами в виде больших рогаток. В общем, все были готовы, кроме кондоров.

Национальный символ Перу никак не хотел летать. И только потом мы узнали – почему. Вес птицы достигает шестнадцати килограммов. Поэтому пока солнце не прогреет скалы и не заставит подниматься вверх раскалённые потоки воздуха, кондор может только ходить пешком как курица по своему насесту. И вот, когда уже надежда умерла в душах самых неисправимых оптимистов, когда раздалась команда садиться в автобус и ехать в аэропорт, свершилось чудо. Кондоры один за другим взмыли ввысь.

Путешествие по Перу получилось трудным, но не было жаль ни сил, ни времени, ни денег, потраченных на него. Потому что мы получили даже больше, чем рассчитывали! По ощущениям, по впечатлениям, по состоянию души, попав в мечту или сказку. Именно в сказку, когда в тихих плодородных долинах ходят гномы в колпачках разной формы, когда встречаются диковинные животные, когда всё не так, как в обычной жизни, будто вы попали на страницы «Волшебника Изумрудного города» Александра Волкова или в «Затерянный мир» Артура Конан Дойла.

Евгений Белозеров

Фото автора




Читайте также