«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

В чём ходили наши предки

25 июля 2023
292
В чём ходили наши предки

Фестиваль «Воронеж фольклорный», прошедший неделю назад в столице Черноземья, по традиции повысил интерес к национальной культуре, в том числе и к одежде, которую носили наши предки. Многие гости в «Алых парусах» задавались вопросом, почему одни артисты на сцене были одеты так, а другие иначе? Об особенностях русского национального костюма рассказала заведующая лабораторией региональной лингвистики, фольклора и этнографии Борисоглебского филиала ВГУ Валентина Филатова.

- В начале прошлого века женщины носили кофты и юбки, а девушки - рубахи и сарафаны. По величине клеток на одежде могли определить, из богатой ли семьи женщина, а по прическе узнавали, замужем ли она. Мужчины надевали портки, а голову прикрывали картузом. Детей, независимо от пола, наряжали в длинные рубахи, - говорит лингвист.

Секреты понёвы

Традиционный девичий наряд состоял из длинной рубахи и сарафана. Девушки не носили юбок — это была привилегия замужних дам. Женщины надевали так называемый комплект — кофту и юбку.

— Юбка называлась понёвой, — рассказала Валентина Филатова. — Она представляла собой обработанный по краям прямоугольный кусок ткани, который плотно обёртывали вокруг талии, закрепляя его поясом.

Позже появилась глухая понёва — знакомая нам сшитая по краям юбка. Она была пышной, а более поздние варианты делали ещё пышнее. Под верхнюю юбку обязательно надевали нижнюю, часто не одну. Это делали не столько для красоты, сколько для спасения от холода, так как в то время не было белья и колготок, а брюки женщины не носили.

Цвет ткани, или как в диалекте говорили, «земля», мог быть разным. Но всё же традиционно использовали чёрный, а по нему — расписные клетки — красные, зелёные или коричневые.

— По величине клеток можно было определить, из какой семьи женщина, — говорит лингвист. — Если клетка крупная — значит, дама богатая, если мелкая, то бедная.

Бусы от сглаза и платок по-хохлячьи

В русских нарядах украшений было немного, но все они имели сакральное значение — служили оберегами. Женщины носили бусы и монисто, или, как у нас их ещё называли, «намысто». Они как бы защищали человека от злых духов.

Оберегом служил и орнамент на одежде. Кофты, юбки, рубахи и сарафаны расшивали различными узорами. Такая одежда была защитой не только для тела, но и для души.

Незамужние девушки могли ходить с непокрытой головой, а замужние обязательно носили платок. Сначала на голову повязывали нижний — белый, который прикрывал волосы и лоб, а затем - верхний.

— Его надевали таким образом, чтобы у него образовывался уголок, — отметила лингвист. — Он выглядел как птичий клюв. Зимой сверху надевали ещё полушалок и шаль, чтобы было теплее.

Тонкие платки завязывали узлом под подбородком, а большие и плотные закалывали булавкой. Помимо этого, в нашем регионе существовал ещё один способ — когда головной убор завязывали не под подбородком, а на затылке. В народе говорили — «носить платок по-хохлячьи». Это было удобно, когда женщины, например, работали в поле.

Ведьмы и русалки

Предшественниками платков были кички, кики, или сороки. Это древнерусский головной убор «с рогами». В нашем регионе он сохранялся вплоть до начала Великой Отечественной войны. Без кички женщина не могла выйти даже выгнать корову в стадо. При этом, чтобы надеть такой предмет гардероба, требовалось не менее получаса, так как он был достаточно сложным.

Позже, в тяжёлое военное и послевоенное время, кички уступили своё место обычным платкам. Некоторое время их носили на манер кички — прикладывали широкой стороной к затылку, впереди завязывали, а кончик сворачивали в виде гребня.

По русским традициям представительницы слабого пола не стригли волос вообще. Единственной прической у девушки была коса. В качестве украшения можно было надеть венок.

— А ещё прическу украшали лентами, но это могла сделать только девушка, которую сосватали, — объясняет Валентина Филатова. — Это было своеобразным знаком для окружающих. Если вдруг девушка выходила на люди с распущенными волосами, её называли русалкой или ведьмой.

Традиции запрещали распускать волосы и замужним женщинам, которые строго-настрого должны были прятать их под платком. Даже расчесываться дома нужно было в уединении, чтобы никто не видел.

Замужние женщины носили две косы, которые либо оплетали в виде веночка вокруг головы, либо сооружали из них так называемую «дулю».

Толчёный мел и столовая свёкла

Макияж в русской культуре не приветствовался. Замужние женщины не красились, а девушки могли прихорашиваться, используя подручные средства.

От долгой работы на ветру и солнце кожа лица зачастую обветривалась и сильно загорала. Девушки осветляли её, припудривая растолченным мелом. А вот щёки модницы румянили столовой свёклой и подводили брови углём. Впрочем, такой макияж был скорее исключением из общих строгих правил.

Зато мужиков такие мелкие проблемы не волновали. Они носили картузы, рубахи и портки. Последние обычно заправляли в сапоги.

— Как правило, у мужчин они были из кожи, — говорит Валентина Филатова. — Мой дед и дядя были сапожниками. Они шили повседневные сапоги из свиной кожи, которые стоили не очень дорого и были востребованы жителями села. А вот хромовые сапоги надевали в праздники. И они свидетельствовали о состоятельности владельца.

С детьми наши предки и вовсе не заморачивались. Независимо от пола, их наряжали в длинные рубахи. По улицам детвора бегала преимущественно босяком.

Всю одежду в сёлах шили вручную из льняной и конопляной ткани, которую потом красили натуральными красителями.

Елена Шергелюк

фото автора и из архива лаборатории региональной лингвистики Борисоглебского филиала ВГУ