«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Возвращение в Египет

21 ноября 2023
435
Возвращение в Египет

В Египет до пандемии мы ездили каждый год. Иногда даже по нескольку раз. Во-первых, там, в Каире, жили и работали близкие родственники. Во-вторых, в стране такое количество достопримечательностей, что на их осмотр одной жизни мало. В-третьих, конечно же, главное сокровище страны - Красное море. Лучшего места для снорклинга нам пока не удалось найти.

И вот, в конце сентября, состоялась новая встреча со страной фараонов. Выбор на Шарм-эш-Шейх выпал потому, что там оставались ещё две экскурсии, на которые очень хотелось попасть. Планировали побывать в Петре в соседней Иордании, а также забраться-таки на легендарную гору Моисея. И, конечно, хотелось вдоволь понырять среди кораллов и полчищ разноцветных рыбок.

В Шарм-эш-Шейхе самолёт остановился напротив аэропорта, туристы привычно столпились в проходах, а двери всё никак не открывали. Не было видно ни трапа, ни суеты с багажом. Минут через 15 народ начал роптать, на что командир экипажа объяснил: ждём службу безопасности. 

Египет вообще страна неспешная, а если процессы требуют особой тщательности, то копаться могут бесконечно. Истерить по этому поводу – себе дороже. Лучше расслабиться и не трепать нервы ни себе, ни людям. В общем в отель нас привезли к шапошному разбору. В том смысле, что ужин давно закончился. Можно было только пропустить рюмашку в баре.

Утром нас ждал отельный гид. Мухаммед поинтересовался, первый ли раз мы в Египте и не смог скрыть разочарования, узнав, что мы отсюда не вылезали с 2003 года. На всякий случай поинтересовались экскурсиями. Цены у гида, как и ожидалось, были в 1,5 - 2 раза выше, чем на улице или в интернете. С другой стороны, человек старался, на встречу пришёл вовремя. Решили купить у него хотя бы обзорную экскурсию, благо, что стоила она всего 8 долларов с человека.

Навели лоск на Шарм

Если не считать двух часов, убитых на лекцию о благовоньях в специальном магазине для развода туристов, поездка по городу была вполне интересной. Шарм-эш-Шейх за время нашего отсутствия похорошел. Год назад здесь проводили 27-ю Конференцию ООН по изменению климата. Курорт на две недели стал мировой экологической столицей, приняв более 40 тысяч гостей из 120 государств. К этому событию навели лоск. Сейчас он слегка потускнел, но лёгкая египетская небрежность придаёт инфраструктуре особый восточный колорит.

Дороги - прекрасны. Их сделали максимально безопасными. Перекрёстки в основном Т-образные. По началу это сильно дезориентирует. Поворачиваешь направо, едешь три километра, разворачиваешься и едешь в обратном направлении ещё пять. Потом снова разворот. И снова едешь. Кажется, что уехал чёрт знает куда. А по сути – пешком два шага. Но в Шарм-эш-Шейхе это никого не напрягает. Два литра бензина здесь стоят, как поллитровая бутылка воды. Почему бы и не покататься?

В центре старого города в 2016 году на пожертвования верующих построили красивую мечеть Аль-Сахаба. Она прекрасна днём, а вечером становится сюжетом из сказок «Тысячи и одной ночи». Искусная подсветка в сочетании с замысловатой архитектурой делают её похожей на ювелирное украшение. Издалека ночью так и кажется, будто она золотая. В Аль-Сахабу пускают туристов. Если ваш наряд не подходит случаю, то бесплатно выдадут по длинной юбке в пол, а женщине - ещё и платок на голову.

По вечерам на площади у мечети выступают фольклорные коллективы. Под их музыку энергично танцует египетская молодёжь. А вокруг – торговые кварталы с лавками, наполненными фруктами, специями, морепродуктами, сувенирами…

В пяти минутах отсюда находится коптская христианская церковь Ас-Самаиюн. Она тоже построена не так давно. Если не знать наверняка, что это за здание, то по началу его принимаешь за мечеть. Те же два минарета устремляются в небо. Но их венчают не полумесяцы, а кресты, похожие на… снежинки.

Внутреннее убранство очень яркое. Прекрасные витражи, как в католических храмах, сочетаются с фресками, как в православных соборах, а узоры на стенах, скорее напоминают мечеть. Служба тут проходит на арабском и коптском языках.

Если мечеть Аль-Сахабу охранял один полусонный полицейский, то у церкви Ас-Самаиюн их было десятка два. Туристов, как в аэропорту, пропускают через рамку металлоискателя, а потом ещё и роются в вещах. Но безопасность - превыше всего.

В шаговой доступности находится торговый центр Genena City. Он интересен тем, что в цокольном этаже находится экспозиция реплик древнеегипетских артефактов. Среди них и маска Тутанхамона. В отличие от экспозиции Египетского национального музея в Каире, где хранится подлинник шедевра, с репликой можно фотографироваться хоть в фас, хоть в профиль. Для путешественников, ограниченных временем, это хорошая альтернатива поездке в столицу Египта.

Здравствуй, Петра!

Путешествие в Петру обошлась в 200 долларов с человека. В отель за нами должны были приехать в 2.35 ночи. А мы, увы, проспали. Но египтяне снисходительны к туристам. Разбудили, дождались пока соберёмся.

Со всего Шарм-эш-Шейха путешественников свезли на Площадь мира на окраине города. У живописной инсталляции с крыльями стояли два больших автобуса, которые должны были доставить нас в порт города Табы к парому.

Несмотря на то, что в аэропорту аршинными буквами написано, что для поездок в Петру и Иерусалим требуется египетская виза в паспорте, нашлись путешественники, которые её не купили. В Табе это внесло сумятицу в пограничные формальности. Но паром, видимо, был предназначен только для нас, поэтому терпеливо дожидался самых несобранных.

Порт Акаба на противоположном берегу залива показался гораздо цивильнее египетского. Иордания встретила нарядными двухэтажными домиками, утопавшими в зелени и цветах. На этот раз всех разделили по языковому принципу. Русскоговорящих посадили в один автобус, англоязычных - в другой.

Местный гид Самир сыпал историческими фактами, разнообразными цифрами из жизни Иордании. Но чем дольше он говорил, тем больше хотелось спать. Многие так и поступили. Встрепенулись лишь на въезде в городок Вади-Муса.

Отсюда начинается узкий каньон Сик, ведущий в сердце легендарной Петры. По преданию он появился от удара посоха Моисея, когда евреи спасались от преследования войск фараона. Ещё в прошлом веке вход в каньон венчала живописная арка. Теперь её уже нет.

Каньон можно пройти пешком или проехать на гольф-каре. Услуга эта стоит 40 долларов в оба конца. Но, во-первых, вас провезут всего 1200 метров, а общая протяженность маршрута, если вы хотите осмотреть не только Эль-Хазне, но и остальную часть Петры, составляет более 8 километров. Во-вторых, на гольф-каре нельзя останавливаться. А каньон Сик настолько живописен, что руки постоянно тянутся к фотоаппарату. Поэтому услугой извозчиков пользуются немощные старцы и вечно спешащие японцы.

Солнечные лучи не достают дна каньона. Из-за этого здесь приятная прохлада. Самый популярный памятник Петры - храм Эль-Хазне – появляется неожиданно в узкой расселине скал. А когда выходишь из каньона, то оказываешься в гуще восточного базара. Кричат верблюды, ржут лошади, орут зазывалы. Одни предлагают купить сувениры, другие – покататься на своих животных, третьи готовы с вашим телефоном вскарабкаться на отвесную скалу, чтобы сфотографировать вас с наилучшей точки.

Почему-то все погонщики верблюдов в Петре похожи на Джека Воробья из «Пиратов Карибского моря». Огромные накрашенные глаза сверлят каждого белого туриста, пытаясь определить, много ли у него с собой «бабла».

Всё меняется дальше по каньону. Эль-Хазне прекрасный, но не единственный памятник Петры. Разнообразные древние гробницы, выточенные в красном песчанике, монастырь Ад-Дейр, огромный амфитеатр будоражат воображение. По этому амфитеатру учёные «вычислили» примерное количество жителей древней Петры. Логика такова: театралами были не все, а раз арена вмещает 10 тысяч зрителей, то населения было раза в три-четыре больше. Такой вот «научный» метод.

Группа разбрелась по многочисленным достопримечательностям. Уставшие, но довольные мы присели выпить чая в небольшом кафе. Самир был тут как тут, монотонно рассказывая об истории Петры и набатеев. Мы узнали, например, что в этих пустынных местах иногда бывают дожди и тогда каньон Сик превращается в бурлящий поток. В пустыне страшнее испепеляющего солнца может быть только вода. Она, кстати, и смыла ту самую арку, которая на картинах прошлого века изображена у входа в каньон.

Ночное восхождение

Назад в отель мы вернулись ровно через сутки. Нам казалось, что следующее путешествие на гору Моисея будет куда проще. Но мы заблуждались. Выезд опять же пришёлся на глубокую ночь. Нас забрали из отеля в 1.35.

Микроавтобус приехал всё к той же Площади мира. Здесь уже собралась целая автоколонна. По центральной части Синайского полуострова туристы могут ездить только в сопровождении полицейских. Так большим караваном и поехали. Впереди - машина с мигалками. Своими яркими огнями она, очевидно, отпугивала потенциальных террористов.

Гора Синай, она же Хар Синай на иврите, Джебель Муса на арабском языке, гора Хорив, гора Моисея – всё это названия одной и той же горы, которую христиане с IV века считают местом, где Господь явился Моисею и дал ему 10 заповедей. Высота её где-то около 2300 метров. Эту святыню признают верующие трёх основных религий: иудейской, христианской и исламской. 

Считается, что человеку, встретившему здесь рассвет, Господь прощает все прегрешения. Чтобы попасть на вершину к самому восходу солнца, приходится идти в кромешной тьме несколько часов. Для этого нужно сначала преодолеть путь в 7 километров, а затем ещё 750 крутых ступенек без поручней.

Туристам у подножия выдают фонарики. А услужливые арабы предлагают преодолеть путь до ступенек верхом за 20 долларов. Но злые языки утверждают, что в этом случае значительная часть грехов спишется не вам, а верблюду, который потащит вас на своём горбу.

До первой остановки все шли бодрячком. А на втором отрезке молодёжь вырвалась далеко вперёд. Дожидаясь престарелых попутчиков, парни подкрепились ланч-боксами, и тут же рванули дальше, как только последний участник группы показался у места перекуса.

На третьей остановке отстающих дожидался только гид. Он сочувственно поглядывал на немощных туристов, покуривая сигаретку. К началу ступенек группа окончательно рассыпалась. Казалось, что нам их никогда не преодолеть. Но всякий раз, когда хотелось бросить эту затею, возникала мысль, что кто-то ведь строил эти ступеньки. И ему было во сто крат тяжелее.

Практически весь путь мы недоумевали, зачем взяли с собой тёплые вещи. Даже в футболках было очень жарко. Но за 100 ступеней до вершины поднялся холодный, пронизывающий ветер. Пришлось брать на прокат ещё и тяжёлое одеяло.

Вершина горы Моисея была уже битком забита людьми самых разных национальностей. Практичные японцы спали, завернувшись в пледы. Они забрались сюда ещё с вечера и устроились на ночлег у стен церквушки. Европейцы по очереди звонили в колокол, фотографируясь на память. Арабы заняли самые лучшие места для наблюдения за восходом.

Как только на горизонте забрезжили первые лучи, раздалось пение церковного хора. То ли это была запись, то ли пели паломники, но мурашки побежали по коже. Что-то подобное мы испытывали когда-то в Иерусалиме в Храме Рождества Христова.

Неожиданно ветер стих и сразу стало тепло. Захотелось сбросить с плеч тяжёлое одеяло. Те, кто ещё недавно раздражал во мраке на нескончаемой лестнице, теперь казались такими радостными и дружелюбными!

На обратном пути при дневном свете во всей красе предстал монастырь Святой Екатерины. Он один из древнейших непрерывно действующих христианских монастырей в мире. Основан ещё в IV веке и построен по приказу императора Юстиниана. В 2002 году монастырский комплекс был включён ЮНЕСКО в список объектов Всемирного наследия.

На территории монастыря росла та самая Неопалимая Купина, описанная в книге "Исход". Моисей пришёл на это место и увидел терновый куст, объятый пламенем. Он горел, но не сгорал. На ветках Неопалимой Купины было по три листочка, что символизировало Святую Троицу. Цвёл куст весной и летом, но плодов не давал. Это означало, что Богоматерь была девой и осталась ею после рождения Иисуса Христа. Вот почему иконописцы ранней церкви изображали Её на фоне тернового куста с Младенцем на руках.

На месте, где свершилось чудо, всё ещё сохранились корни Неопалимой Купины. Сам куст был срублен, но от него пошли новые побеги. Теперь туристы скачут под ними, чтобы коснуться рукой листвы. Мужчины сажают себе на плечи своих жён или подруг, чтобы и те могли дотянуться.

Стоимость экскурсии всего 21 доллар. За списание всех грехов цена просто смехотворная. Но восхождение само по себе даётся настолько тяжело, что трудно себе представить человека, который захочет его повторить. Для этого он должен быть глубоко верующим.

Пляж и заповедник

В нашем отеле был свой пляж, но нам он не понравился. Ради такого не обязательно лететь за тридевять земель. Поэтому выбрали платный El Fanar в шаговой доступности. Вход туда стоил 4 доллара или 100 египетских фунтов. За эти деньги предоставлялся шезлонг под зонтиком и бутылка воды. Но главное, конечно, - роскошный коралловый риф с его обитателями.

От поездки на гору Моисея у нас осталась часть ланч-бокса, которую решили скормить рыбкам, несмотря на строжайший запрет. Я взял с собой плавленый сырок, зажав в кулак так, чтобы его не заметили спасатели на понтоне, отплыл подальше и развернул там фольгу.

Со всех сторон ко мне устремились рыбки самых разных форм и расцветок. Они не стали разбираться, где сыр, а где руки, нагло пощипывая их и заглядывая мне прямо в глаза через маску. Чем дольше шёл процесс кормления, тем крупнее была рыба. А когда полакомиться сырком явился полуметровый здоровяк с клювом, как у попугая, которым он легко крошит кораллы, я выпустил из рук всё, что у меня было.

Блестящая фольга, опускаясь на дно, увлекла за собой страждущих. Глубоко внизу заметил барракуду, примчавшуюся выяснить, что там сверху за шум. Её торчавшие в разные стороны зубы настойчиво рекомендовали прекратить аттракцион неслыханной щедрости. Так что две сдобных булочки пришлось доедать самому на суше.

Многие туристы в Шарм-эш-Шейхе отправляются в заповедник Рас-Мохаммед. До пандемии это была интересная экскурсия, прежде всего, за счёт единения с природой. Там мы впервые попробовали нырять с аквалангом. Теперь от былого не осталось и следа. Насчитали более 60 кораблей, шедших туда друг за другом. На каждом - по 30-50 туристов. Было смешно слышать рекомендации не касаться кораллов руками, когда к ним канатами привязывали десятки яхт и паромов. Апофеозом стала небольшая отмель, на которую нас всех высадили прогуляться. Больше народу мы видели только на площади Тяньаньмэнь в Пекине в день рождения Мао Цзедуна.

Улетали из Шарм-эш-Шейха 7 октября. И, конечно, ничего ещё не знали о том, что случится в секторе Газа. Но и без того было тревожно от мер безопасности: жёсткий досмотр на входе в аэропорт, просвечивание и ощупывание перед зоной duty free, отдельный загон для российских туристов, где ещё раз перетряхивали ручную кладь, отбирая зажигалки и выворачивая карманы.

И всё же это не повод, чтобы не вернуться в Египет вновь, когда хрупкий мир у порога родины трёх мировых религий восстановится. Ведь мы ещё не успели посмотреть Асуан и Абу-Симбел.

Евгений Белозёров

Фото автора