«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Колючее хобби

30 октября 2023
245
Колючее хобби

Владислав Гурьянов из города Лиски не так давно отметил весомый юбилей. Однако 80 лет ему никак не дашь. В жизни невысокого крепкого, с приятным баритоном пенсионера – солидный трудовой стаж, непростая судьба и редкое для мужчины увлечение – кактусоводство. У Владислава Филипповича - более двухсот видов суккулентов. Они заполняют собой небольшую теплицу в 18 квадратных метров. С этой колючей плантацией кактусовод справляется в одиночку - заботливо и со знанием дела: как-никак он отдал своему хобби 60 лет.  

Началось с «детки»

Родился Владислав Филиппович в Уссурийске, в семье кадрового военного. Отец офицером прошёл всю войну, был награждён орденами и медалями. Позже семейству довелось жить в Германии, Киргизии. А Владислав, повзрослев, решил осесть в Ташкенте, где проживёт до 2010 года. Там он поступил в местный институт железнодорожного транспорта, по окончании работал в министерстве образования, служил в органах Министерства внутренних дел Узбекской ССР, а затем занимал пост заместителя руководителя Академии МВД.

- Я руководил учебным процессом, где было две тысячи слушателей, - делится воспоминаниями Владислав Филиппович. – Ещё более 15 лет - до выхода на пенсию, продолжал преподавательскую деятельность в республиканском МЧС по линии гражданской защиты.

В годы учёбы в вузе Гурьянов встретил не только будущую супругу Светлану, но и положил начало своему будущему хобби.

- После армии заметил эти колючки в своём институте и попросил отломить мне «детку», - вспоминает цветовод. – Тот первый - эхинопсис, до сих пор считается самым распространенным видом. С виду - ничего особенного, а цветёт прекрасно. Единственный недостаток – радует глаз он всего сутки.

Спустя восемь лет, того, что уже росло дома на подоконнике, ему показалось мало. Но интересные экземпляры тогда можно было достать лишь в столичных клубах любителей кактусов. Помогла поездка в Германию, куда супруги Гурьяновы приезжали навестить сына, проходившего там службу.

- В цветочном магазине я впервые увидел семена кактусов, и конечно, сразу их приобрёл, - рассказывает Владислав Филиппович. - Делил эти семечки размером с маковое зернышко на части, и проращивал.

Супруга Светлана - красавица и умница, профессор, доктор экономических наук, читавшая свои лекции даже в Оксфорде. Она немного ревновала мужа к его увлечению, но с удовольствием демонстрировала кактусовую плантацию ташкентским друзьям и своим ученикам.

Отдушина для души

Тягу к цветоводству, как говорит сам Владислав Филиппович, он унаследовал от матери – «сельскохозяйственной» души. Родом она была из деревни.

В Узбекистане Владислав Гурьянов стал членом большого столичного клуба кактусоводов, регулярно участвовал в выставках. Свои кактусы выращивал в квартире. Его коллекция была как минимум третья-четвёртая в среде ташкентских коллег- цветоводов.

Однажды на месте их сбора экспозицию Гурьянова заметил его начальник по службе. Подошёл, обвёл взором цветущее «богатство» своего подчинённого и неодобрительно хмыкнул: ну и занятие, мол, ты себе нашёл. А вскоре привёл своего сынишку - выбрать то, что приглянётся.

Несмотря на большой опыт в деле выращивания самых разнообразных видов кактусов, коллекционером Владислав Филиппович себя не считает, говорит: я просто любитель. С самого начала Гурьянов изучал специальную литературу, в том числе «библию» для кактусоводов - энциклопедию немецкого учёного Бакеберга. Сейчас помогает интернет, но лучше старых руководств ничего не придумали и не написали.

- Я запомнил и всегда применяю правило известного советского кактусовода Ирины Залетаевой: на кактусы нужно смотреть каждый день, и разговаривать с ними - замечать все нюансы, болезни и вовремя принимать меры, - делится опытом пенсионер.

Жизненные обстоятельства заставили супругов Гурьяновых переехать в Лиски, вслед за сыном Игорем. Тот пошёл по стопам отца - закончив Омский военный институт, приехал на практику в этот райцентр и остался работать в местном УВД. Родители сперва навещали его, а затем, когда любимая супруга Владислава Филипповича внезапно заболела, решились на переезд. К сожалению, Светлана ушла из жизни. И чтобы не сойти с ума от утраты, Владислав Филиппович с головой окунулся в своё увлечение.

- Всю свою большую ташкентскую коллекцию перед отъездом пришлось отдать знакомому - отобрал лишь молодые экземпляры, которые уместились в одной коробке, - говорит Владислав Гурьянов. - Себе я оставил и одну редкую «малышку» с белыми, будто бумажными иголками и сложным длинным названием.

Колючие и не очень

Самый крупный в его коллекции – мексиканский ферокактус: устрашающий, с крупными колючками и небольшими цветами, появляющимися до двенадцати штук за раз. Иглы у него - словно маленькие сабельки. Самый тяжёлый, килограммов пять – большой эхинопсис, дающий розовые цветы.

Самый же длинный, больше одного метра - эспостоя шерстистая, или «старый перуанец». Вымахал такой лет за восемь, и сейчас подпирает боковой свод теплицы. Ну а гордость Гурьянова – так называемый агава-кактус с длиннющими иглами: у этой «мексиканки» Лейхтенбергии крупные - до 10 см, лимонные цветы, появляющиеся с перерывали несколько раз за лето.

В разговоре с лискинским теперь уже кактусоводом то и дело звучат загадочные латинские названия. Удивительно, как это всё можно запомнить?

Объяснение простое: увлечение длиной в шестьдесят лет требовало постоянного изучения классификации видов, истории их открытия и конечно, взаимодействия с целым миром этих колючих зелёных существ. Вот и стал Гурьянов эрудитом - с ходу ответит, в честь кого был назван тот или иной «питомец», чем интересен.

- На фразу «они же колючие!» неизменно отвечаю: вам же с ними не целоваться, - шутит Владислав Филиппович. – Колючки – защита, в том числе и от перегрева на солнце, ведь основная родина кактусов – Южная и Северная Америка. Чем меньше влаги – тем длиннее иголки. В моей коллекции самые острые иглы у опунции и эхинокактуса Грузони - он же кактус-бочка. Зато они потрясающе красиво цветут.

Впрочем, как и остальные виды. Скептикам Гурьянов, по обыкновению, отвечает другой своей излюбленной шуткой: цветут все, кроме меня!

- Ядовитых среди них не бывает, но есть с довольно неприятным запахом. Хотя в основном кактусы не пахнут либо пахнут хорошо во время цветения, - приводит любопытные факты цветовод. - А тот самый кактус-бочку индейцы в давние времена использовали в качестве наказания для пленников - никакой тюрьмы не надо.

Конечно, не все «колючки» такие устрашающие – есть у Гурьянова «белые и пушистые». Например, горные: будто окутанные паутиной, они таким образом спасаются от перепада температур. Или звёздчатые, похожие на неведомую планету астрофитумы - совсем без колючек. Один из их подвидов – Кабуто, похожий на самурайский шлем, особо ценится в Японии. А иные внешне даже похожи на игрушки в мелкий «горошек» - вместо игл у них крошечные пучки в сотню волосков, которые собирают воду и питают «тело» кактуса. У разных видов отличаются и семена - формой они могут походить даже на шапочку гнома.

Советы профессионала

Сейчас Гурьянов разводит в основном свои собственные кактусы, но изредка что-то интересное прикупает в магазинах. Признался, что попадались красивые подделки с приклеенными сухоцветами.

По ходу разговора открываются и маленькие секреты кактусоводства. Оказывается, «детка» размером с вишенку может дать цветок уже на следующий год - у айлостеры, к примеру, он будет вдвое больше самого растения. Семена можно получить самостоятельно - перекрестным опылением двух экземпляров одного вида.

Магазинные растения желательно пересадить в новый грунт, предварительно промыв и подсушив корни. И наконец, все кактусы приветствуют водный «душ», ведь на исторической родине они привыкли запасаться влагой из воздуха. В зимний период слегка поливать следует только малышей – до наступления весны им просто может не хватить жизненных сил. Кактус - очень живучее растение: даже испорченный вредителем экземпляр можно спасти.

- Срезаем корневую часть и ждём, когда «рана» на воздухе зарубцуется, - советует Гурьянов. – Подготовленную почву поливаем, а кактус просто ставим на неё – он почувствует внизу жизнь и пустит корешки.

Сейчас кактусы Владислава Филипповича уже «отдыхают», но с наступлением весны вновь начнут радовать цветением. Гурьянов в шутку называет их «растениями для склерозников».

- Не польёшь – они не обидятся, поскольку приспособились к экономному расходованию воды, - говорит цветовод. – Главное – не залить цветок после долгого перерыва. Большие кактусы в апреле я выношу на воздух, и сперва начинаю опрыскивать.

Свою колючую коллекцию Владислав Филиппович охотно показывает всем желающим. Не отказывает в просьбе соседским ребятишкам дать им «отросточки», и даже просит держать в курсе, как они растут. Его кактусы путешествуют и по всем уголкам России – от Мурманска до Камчатки. Приезжающие в Лиски гости просят оставить им понравившиеся экземпляры, а спустя время сообщают: ваш зацвёл!

Помимо кактусов, в хозяйстве пенсионера - небольшой сад-огород, индюк и курочки, а также попугай, верный пёс Барсик и боевой кот Василий. Последнего выхаживал после драк с котами целых четыре месяца – друг как-никак. Дома стоят несколько аквариумов с разнообразными рыбками. На подоконниках — комнатные растения и «детсад» для кактусов и прочей зелёной мелочи.

Вся кактусовая плантация к заморозкам переселяется в дом - на веранду. Здесь Владислав Филиппович поддерживает нужную температуру – не выше +10 градусов. Прекрасно чувствует себя под снегом одна лишь зимняя опунция, поджидающая своих колючих собратьев до весны.

Юлия Белогорлова

фото автора