«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Русские цыгане

16 апреля 2024
287
Русские цыгане

Многодетная цыганская семья после множества переездов в 90-х годах поселилась в селе Квашино Воробьёвского района. Любовь Алескерова, не имея образования, пошла трудиться на ферму, заработав пенсию, чем изрядно удивила Пенсионный фонд. А ещё вместе с мужем Василием они дали своим детям достойную путёвку в жизнь.

Кочевники поневоле

Любовь Григорьевна родом из Ростовской области, из цыганского посёлка Миллерово. Семнадцатилетней девушкой она приехала в гости к тётке в Калачеевский район, где познакомилась с парнем со жгучими чёрными глазами и весёлым характером – с шестнадцатилетним цыганом Василием.

Двухмесячный бурный роман закончился решением жить вместе. По закону диаспоры молодые стали строить свою семью под пристальным взором родителей мужа. Но невестка оказалась строптивой. Не желая жить под постоянной опекой, она с мужем сбежала от свекрови. К тому времени у Любови и Василия было уже трое (!) своих детей-погодков.

Молодая семья Алескеровых - Павленко обосновалась у дальних родственников. Но едва супруги устроили свой быт, как к ним внезапно приехали родители мужа. Выгнать родственников Любови не позволяло воспитание, но и терпеть назойливых гостей не было ни сил, ни желания.

Так чета Алескеровых - Павленко снова и снова срывалась с обжитого места, бросая всё, в том числе обустроенный дом и работу. Они забирали детей-школьников посреди учебного года и переезжали в другой населённый пункт, чтобы начать всё с чистого листа.

– С родителями мужа я не смогла найти общий язык, – вспоминает Любовь Григорьевна. – Они были старой закваски, живущие по прошлым законам, и никак не хотели что-то менять. Моя свекровь с первых дней нашей совместной жизни была категорически против того, чтобы я работала. По её мнению, надо было попрошайничать на улице. А для того, чтобы сильнее разжалобить людей, вместе со мной должны были ходить и мои дети. Я этого делать категорически не хотела. Муж меня хоть и поддерживал, но и против родительской воли не хотел идти.

И если молодой цыганке удавалось сбегать от родственников мужа, скрываясь на ферме, то маленьким детям деваться было некуда. Свекровь могла просто исчезнуть с внуками на сутки в неизвестном направлении, и никто не мог этому помешать. Обратиться за помощью Любовь Григорьевна не могла. Во-первых, было нестерпимо стыдно. А, во-вторых, как это возможно: пожаловаться в милицию на свекровь?

В итоге из-за постоянных переездов пришлось оформить сыновей в интернат, чтобы они могли хотя бы закончить школу. Только в 90-х годах супруги по протекции родственника, живущего в Воробьёвском районе, попали в село Квашино. Осмотревшись, Любовь Григорьевна решила для себя: всё, хватит бегать, будем пускать здесь корни.

Новое место жительства встретило цыган не так приветливо, как им хотелось. По воспоминаниям Любови Григорьевны, было всякое: любое мелкое хулиганство в населённом пункте приписывали цыганам. Участковый и представители власти были частыми визитёрами в доме у Алескеровых - Павленко. Наличие там четверых парней подросткового возраста только подливало масла в огонь. Да ещё родственники из других населённых пунктов частенько захаживали на огонёк к землякам. Только благодаря настойчивости и дружелюбию, а также своему отношению к труду, цыганской семье удалось доказать селянам, что они открыты для общения и готовы жить мирно с соседями.

Воспоминания о таборе

– Я с самого детства отличалась от своих братьев и сестёр тем, что смотрела на жизнь иначе, чем они, – рассказала Любовь Григорьевна. – Была самой старшей дочкой в семье, а нас было одиннадцать детей: две девочки и девять мальчиков. Жили в таборе, где барон был моим двоюродным дедом. Меня по факту растила бабушка. Держали молодых цыганочек в строгости. Я на мальчишек могла посмотреть только украдкой. Да и то, через занавеску, чтобы, не дай Бог, кто-то не увидел из взрослых.

По воспоминаниям Любови Григорьевны, юные цыганочки 12-13 лет очень боялись, чтобы их не украли. Если это происходило, то родители не получали за них выкуп, а значит свадьбы уже никто не устраивал. А это была отметина на всю жизнь.

О том, что девочка приглянулась родителям молодого человека, она узнавала уже после сватовства. Её согласия никто не спрашивал. Родители договаривались о калыме – денежном вознаграждении за избранницу и назначали дату предполагаемой свадьбы. Это могло быть венчание в церкви или же просто шумное застолье, но без регистрации. Паспортов у цыган в те времена не было, только справки.

- А ещё, - вспоминает Любовь Григорьевна, - у цыган было раньше принято на Рождество в корзину складывать гостинцы от каждого участника праздничного застолья: бутылку дорого вина, угощения, фрукты и обязательно – золотое кольцо. Послом в соседний двор должна была стать одна из молоденьких цыганочек. Получившие подарки цыгане обязаны были ответить тем же, но отправить дар более дорогой.

По воспоминаниям пожилой цыганки, в их таборе к работе приучали с детства.

– Братья с одиннадцатилетнего возраста пасли баранов, а я с 13 лет доила корову. Никакой работы не боялась, – рассказала селянка. – Я и своих детей, а их у меня пятеро, приучала к труду. Да ещё двух внуков поднимала. Учила, чтобы не пили водку, не гуляли без дела по селу, а добросовестно трудились и шли потом домой. Мои парни работали со мной на ферме. Им руководство хозяйства за отличную работу даже музыкальные центры вручало! Они все имеют аттестаты об окончании школы, получили профессии в училищах, отслужили в армии и сейчас все, кроме трагически погибшего Виктора, имеют семьи, детей и даже внуков.

К работе за денежную оплату у цыган прежде было особое отношение. Женщинам категорически запрещалось работать по найму, но Любовь Алескерова считала иначе.

– На кусок хлеба заработать не стыдно. Надо знать, как он достается, чтобы не раскидываться им, – сказала женщина. – Знаете, я до сих пор помню то чувство гордости, когда мне, цыганке, бригадир на ферме доверил сначала поить телят, а потом и доить коров! А какими глазами на меня смотрели сотрудницы в Пенсионном фонде, когда я пришла оформляться на пенсию. Как так: цыганка смогла сама заработать себе на старость!

Русские невестки и цыганская кровь

Несмотря на то, что внешне супруги Алескеровы – Павленко больше похожи на обычную русскую семью, в глубине души цыганская натура никуда не делась. Любовь Григорьевна отдаёт предпочтение в своём гардеробе длинным цветным юбкам, ярким платкам и недорогой бижутерии.

С лёгкой грустью перебирает вместе с супругом снимки родных и близких и жалеет о том, что некогда шумный их дом сегодня затих. Признаётся, что ей очень хотелось, чтобы сыновья со своими семьями жили с ними, как заведено у цыган. Но выросшие дети, встав на ноги, разлетелись по своим гнёздам, найдя своё семейное счастье с русскими девушками. К их выбору родители относятся без предрассудков.

Вот только у дочки, которая в первый раз попыталась создать свою семью без их благословения, ничего не получилось. Приехала домой с ребёнком под сердцем. Любовь Григорьевна приняла её обратно без лишних вопросов. Потом выдала ещё раз замуж. Было это много лет назад. А недавно у неё семнадцатилетнюю дочку засватали. Жених – чистокровный цыган. Теперь Алескеровы – Павленко готовятся к свадьбе внучки.

Вот так и живут обрусевшие цыгане на воронежской земле. За тридцать лет обустроили дом и двор, занимаются разведением домашних животных и ухаживают за огородом, считая главным своим достижением идеально чистые грядки. Дружат с соседями по улице и часто пользуются их советами по домашним делам, а селяне знают, если, вдруг, понадобиться помощь, цыганская семья будет в числе первых, кто протянет руку помощи.

Дети часто приезжают в гости к родителям, не забывают звонить и рассказывать о своих проблемах или радостях. Каждый их приезд в доме Алескеровых - Павленко ждут с нетерпением, готовятся к этому событию заблаговременно.

Накрывая стол, хлебосольная хозяйка выкладывает всё, чем богата: здесь и ароматные шашлыки с рассыпчатым пловом, и лагман, и бешбармак. А борщ от мамы Любы, сваренный на печке, – самое почитаемое блюдо на застолье, впрочем, как и грушёвый узвар.

Вот только супруг 69-летней Любови Григорьевны часто ворчит, что, получив российский паспорт, лишился своей национальности. В новом документе нет графы, в которой она была бы указана.

Рецепт рисовой каши от бабы Любы

Это блюдо цыгане готовят на Рождество.

В кипящую подсоленную воду засыпают тщательно вымытый и предварительно замоченный рис. Мешать его при варке нельзя! Полуготовую горячую кашу отцеживают, два раза промывают под проточной водой, осторожно перекладывают деревянной плоской ложкой в чугунок, на дно которого предварительно укладывают сливочное масло и, закутав в одеяло, ставят в тёплое место для того, чтобы она подошла. Изюм отдельно моют, вымачивают и сверху высыпают на подошедшую кашу перед подачей к столу. Глава семейства по ложке раздаёт кашу за празднично накрытым столом.

Ольга Цапкова

Фото автора и rtek24.ru