«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Под крылом Джабраила

10 октября 2023
285
Под крылом Джабраила

В 2022 году, 6 июня, в День русского языка и День рождения Пушкина, Джабраил Яхьяев запустил проект «Поэты Воронежа», быстро ставший одним из самых популярных объединений в городе. Будучи уроженцем Азербайджана, он оказался одним из главных пропагандистов русской поэзии в столице Черноземья. Выпускник филологического факультета Воронежского государственного университета, Джабраил сам пишет красивые стихи и говорит на русском безупречно правильно, лучше многих представителей титульной нации. Корреспонденту сетевого издания «Воронеж многонациональный» он рассказал об увлечении филологией, традициях своего малого народа и современном состоянии языка.  

С детства говорил на трёх языках

- Вы, талыш по национальности, известны, как чуть ли не главный «промоутер» русской поэзии в Воронеже. Как вышло, что не только сами стали писать стихи на русском, но и помогаете быть замеченными другим местным поэтам?

- Не думал об этом раньше в таком ключе. Но, если посмотреть, в мире искусства немало людей иной крови. Даже среди самых почитаемых. Лермонтов, Пушкин, Фет… Для меня вопрос никогда не стоял так: раз я по своим корням не принадлежу русской культуре, зачем мне всё это двигать?

С детства свободно говорил на трёх языках — русском, азербайджанском и талышском. Родился в Азербайджане и жил там с 1999 по 2002 год. Когда наша семья перебралась в Россию окончательно, ощутил, что три года без языковой практики — очень много. И стал целенаправленно работать над своим русским языком, грамматикой и другими моментами. Настолько усердно, что это из необходимости переросло в увлечение. Сначала добился уровня «как все», а потом во многом стал превосходить других. Участвовал в олимпиадах и в десятом классе, например, будучи учеником сельской школы, занял восьмое место в области. С восьмого класса пришлось вместо английского учить немецкий. Уже скоро стал переводить на русский стихи Гёте, Шиллера. Целеустремленность всегда помогала мне превращать недостатки в достоинства, через сложности достигать уникальности. К окончанию школы было очевидно, что мой путь – филология.

В мои студенческие годы, в 2008 году, вместе с преподавателем кафедры зарубежной литературы филфака ВГУ Дмитрием Чугуновым мы организовали поэтический клуб «По пятницам». До этого у подобных клубов не было того успеха, какой был у нашего. Мы собирались и после того, как я окончил вуз. Отталкиваясь от материальной стороны, не стал поступать в аспирантуру. Устроился на обычную работу, немного ушёл в себя. Постепенно возникла своеобразная тоска по поэзии, решил организовать поэтический вечер. За ним второй, третий. Пришло понимание: как ни странно, в этом городе, чтобы побыть в творческой атмосфере, мне самому нужно её создавать. Конечно, были какие-то протокольные ежегодные мероприятия, были закрытые встречи. Но чего-то доступного, открытого и с той атмосферой, какую мне хотелось чувствовать — не было. И я стал проводить творческие вечера каждую неделю на протяжении трёх месяцев. Через эти встречи прошло порядка 30 человек. Появилась уверенность, что город нуждается в таких мероприятиях. Сейчас, кстати, с поэтическими объединениями здесь всё хорошо. Я даже задался вопросом, не стоит ли мне остановиться? Ведь затевал всё это в первую очередь, чтобы было где выступать. Но люди дали понять, что им важен именно этот формат. И мы продолжили.

- Расскажите о своей нации. Талыши — народ, компактно проживающий в Азербайджане?

- На севере Ирана и юге Азербайджана. Это потомки древней цивилизации Мидии. Мои родственники — выходцы из Ирана. В результате каких-то исторических движений они обосновались в горной местности на юге Азербайджана.

По времени своего оформления в нацию талыши сопоставимы со славянскими народами. Первые упоминания о них датируются X веком. Современные талыши считают себя мусульманами, но в речи, в быту многое сохранили с языческих времён. Например, до сих пор клянутся языком пламени или солнцем. Мусульманин так не скажет.

Кстати, талыши не приветствуют многожёнство. Хотя, казалось бы, живут в мусульманской стране, где это допустимо. Идут на это в исключительных случаях, когда, например, жена сильно болеет, и становится необходимо просто по хозяйству.

Ещё сильна традиция поклонения авторитетным лицам. Как-то в наших местах проходил пророк, известный не только своими проповедями, но и тем, что на руках у него было шесть пальцев. Он умер и был похоронен там, мои предки даже участвовали в церемонии погребения. Люди приходят поклониться его захоронению, приносят жертвы. Когда я студентом приезжал в гости, брали барашка, три раза обводили его вокруг дома, а потом резали и отправлялись целовать мощи. Мясо раздавали нуждающимся во имя того, чтобы у меня всё было хорошо.

У талышей сильная связь с природой. При строительстве дома в лесу тщательно выбирают место, где можно спилить дерево. А рядом с домом деревья не трогают. Стараются лишний раз не наступить на цветы, на траву. Бережное отношение к воде.

Не называйте меня Женей

Не называйте меня Женей- Где Вы родились?

- Село Сийов Лерикского района Азербайджана. Очень поэтичное место. Рядом с домом протекает ручей. Мы жили на высоте. Из окна дома моего отца можно увидеть деревню, в которой родилась мама. И это настолько живописно! Спускаться туда можно бегом. Но подниматься… Это семь – десять километров в гору. У мамы в селе была восьмилетняя школа, а у папы – десятилетка. И мама поднималась каждое утро в школу, чтобы девятый, десятый класс доучиться. Зато ноги крепкие там у всех.

- Многое ли сегодня в Вашей жизни напоминает о национальных корнях?

- Я живу в России и не соблюдаю всех традиций своего народа. Прекрасно понимаю, что некоторые вещи здесь не оправданны и казались бы глупыми. К сожалению, и мои ровесники в Азербайджане уже мало говорят на талышском. Здесь нет ничьей вины. Просто результат глобализации. Хотя в Азербайджане в районах компактного проживания талышей есть уроки национального языка.  

Я застал время, когда на переменах мы с одноклассниками говорили на талышском. Потому что разговаривали на нём дома с родителями. Сейчас ситуация поменялась. Детей с детства учат говорить в первую очередь по-азербайджански, даже дома в семьях талышей. Считается, что это позволит им быть более успешными.

Я грущу, но признаюсь, что и сам не делаю каких-то решительных шагов в этом направлении. Не могу же прийти домой и сказать жене: «Все, говорим с тобой только на талышском, придется его учить». Но стоит отметить, когда речь заходит о национальности, всегда говорю, что я – талыш. Не прячусь, не прошу меня называть Женей, Жорой или ещё как-то. Меня зовут Джабраил. К слову, это арабская форма имени Гавриил. И лучше не сокращать.

В то же время я учился в русской школе и изучал русский язык в вузе, практику проходил фольклорную в своём селе, откуда приехал поступать в Воронеж, в Грибановском районе. То есть, изучал не талышские, а русские традиции. Для меня это всё близкое и приятное. С большим удовольствием пою русские народные песни.

А тщательно изучить свою родословную и собрать талышский фольклор – у меня в планах. Собираюсь вплотную заняться этим в ближайшие два – три года во время поездок в Азербайджан.

Язык – это основа нации

Язык – это основа нации

- Существует ли талышская литература, в частности поэзия?

- В первые годы Советской власти в рамках политики, которая тогда велась, разработали талышский алфавит. Издавались какие-то книги. Но большого развития это не получило. После распада Советского Союза перешли на латиницу, потому что азербайджанский язык тоже на латинице. Талышский язык остался в первую очередь устным. Есть отдельные просветители, которые пишут на талышском стихи и песни. Есть попытки перевода Пушкина, Есенина. Но это всё самиздат.

- Два этих языка, вообще, схожи?

- Совершенно разные. Талышский относится к иранской группе индоевропейской семьи, а азербайджанский — это тюркская группа, алтайская семья. Родственные ему — турецкий, туркменский, узбекский. В советской армии талышей часто использовали в качестве разведчиков, потому что язык, на котором они говорили, не понимали представители других народов.

- То есть, если человек знает только талышский или только азербайджанский, они друг друга не поймут?

- Не поняли бы. Но это невозможная в реальности ситуация. Человек, который говорит на талышском, сто процентов знает и азербайджанский. Это всё равно что белорус, не знающий русского.

- А мы можем говорить о нации как таковой, если убрать язык?

- Язык – это основа. Это и мышление, и философия, и история. Все аспекты существования человечества запечатлены в языке. Убрать язык у народа — все равно что вырвать сердце у человека.

- То есть, если представитель малой народности забывает язык, он фактически растворяется в другой, более крупной нации?

- Да, конечно. И люди, которые не говорят на талышском языке, не видят ценности в этом, при официальной переписи населения могут назвать себя, например, азербайджанцами.

Мне снилась Россия

- Давайте о жизненном пути. Как перипетии последних десятилетий отразились на Вашей семье? Вы ведь уехали из Азербайджана, потом захотели вернуться туда, но вновь оказались в России?

- В советское время это было не сложнее, чем поехать в другую область. Отец в 1988 году поступил учиться в школу милиции в Астрахани. В 1990-м, в год моего рождения, по распределению попал в Грибановский район. Ему предоставили возможность самому выбирать. Жилось непросто, а в конце 90-х нам предложили вернуться в Азербайджан.

Мой отец – человек, сформированный в среде офицеров. У них национальность на втором месте. Это отдельная категория людей. Но, проработав более десяти лет в российской системе, в Азербайджане он столкнулся с определенными нюансами и другим менталитетом. Вроде бы он там родился, но понял, что ему тяжело. И принял решение, что не может там жить. Отец для меня — пример человека, который остается верен своим принципам и ценностям, даже когда это сказывается на уровне жизни.

Мне тоже было сложно. Девять первых лет жизни прожил в России. В Азербайджане мне снилась Россия. Полтора года я ещё и жил отдельно от родителей, в семье своего дяди в городе Ленкорань. Когда отец сказал, что мы возвращаемся, я был очень счастлив. И мама была счастлива. То есть, уезжали из России по материальным причинам, а вернулись — по ценностным. Здесь нам гораздо проще и спокойнее.

Сейчас отец уже на пенсии. Родители так и остались жить в селе Малые Алабухи Грибановского района. Отцу много раз предлагали возглавить сельскую администрацию, но он отказывался. В итоге возглавил пожарную часть, которую создали в селе. Продолжает свой путь, служит.

- В России Вы сталкивались с неприязнью на национальной почве?

- Очень редко. Один или, может, два раза в школьное время. От незнакомых людей. И один раз в студенчестве, ещё на первом курсе. Но это были люди в неадекватном, нетрезвом состоянии. В дальнейшем были не конфликтные моменты, а разговоры. У меня есть оружие – мой язык. Люди видят меня, одетого не в майку с шортами. Слышат грамотную речь. Возникает диссонанс. Что с ним? Было много случаев, когда на мероприятии, где работал ведущим, ждали, чтобы я сделал грубую ошибку. Потом признавались в этом.

Приходит более интересное поколение

Джабраил в кресле

- Поговорим немного о языке. У нас появилась тенденция к сокращению числа новых англицизмов. Хотя те, что устоялись, продолжают использоваться. Язык оживёт или, наоборот, перестанет обогащаться?

- Скорее второе. Всегда были разговоры о чистоте языка. Но язык так ассимилирует слова, что не найдешь концов. Тем он и прекрасен. Давайте приведу пример. Слово «зонтик» заимствовано в качестве морского термина из голландского – zonnedoek. Изначально так называли полотно или парусину, растягиваемые над палубой корабля. Убрали суффикс, и слова «зонт» мы уже не находим в языке-первоисточнике. Оно уже своё. Многие из таких слов даже становятся архаизмами. Сейчас бурное цифровое развитие, и некоторые термины быстро теряют актуальность. Я давно не слышал слова «смайл». Скорее уже какой-то конкретный смайл имеет свое название.

Язык – это мы, все те, кто интуитивно это использует и адаптирует. Реформы, если и нужны, должны состоять не в том, чтобы говорить «йогУрт» вместо «йОгурт». Гораздо важнее поддерживать современных писателей, у которых, хороший, богатый язык. Хорошо бы, чтобы наши выдающиеся современники попадали в школьные хрестоматии, чтобы у молодёжи формировался интерес к их творчеству. В языке одного писателя может быть так талантливо запечатлен современный мир, что это станет основой для развития всего литературного языка. Как в своё время произошло с наследием Пушкина и Лермонтова.    

- Есть среди здравствующих писателей те, кто станет классиками? Или литература измельчала?

- Не могу сказать, что литература измельчала, но я много всего читаю и не воспринимаю это как классику. Со многими авторами знаком лично, встречался, подписан в соцсетях. Здесь уместна цитата «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии». То есть, нужно чтобы прошло время. Из воронежских поэтов советую познакомиться с творчеством Василия Нацентова и Дарьи Ильговой, которая сейчас переехала в Москву. А если брать не только воронежских, обратил бы внимание на творчество Андрея Медведева. Это сочетание в одном человеке поэта и артиста, что всегда очень интересно. Мне он чем-то напоминает таких «эстрадных» поэтов как Андрей Вознесенский и Роберт Рождественский.

Если же продолжать о тех, кого уже нет с нами, назвал бы в первую очередь имя Юрия Поликарповича Кузнецова. По его творчеству я писал дипломную работу. Вот он, на мой взгляд, действительно классик. Он преподавал в Литературном институте им. А.М. Горького, умер в 2003 году. У меня много знакомых, кто у него учился. Он – титан, и как поэтическая фигура, и как философская. Многие поэты в основе своего творчества ставят метафору. А Юрий Кузнецов в основу ставил миф. Отсылки к историям, к каким-то интересным сюжетам, в том числе из русского фольклора. Очень интересный подход. Если бы мне дали возможность выбирать, то без сомнения предложил бы ввести творчество этого человека в хрестоматию литературы для старших классов.

- Много скептиков по поводу русского языка в молодежной среде. Это традиционное ворчание поколения «отцов»?

- Именно. Всё на самом деле прекрасно. Нам на смену приходит поколение более интересное. Так и должно быть. Думаю, мы тоже в чём-то лучше своих отцов. Что же до воспитания, главное — пример. Продолжай увлекаться тем, чем ты увлекаешься вместо того, чтобы бросить всё и просто играть с ребёнком. И тогда у ребёнка будет прекрасный пример перед глазами, он будет подражать, и в этом подражании искать себя.

Сергей Свиридов

Фото из архива Джабраила Яхьяева