«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Президент РФ Владимир Путин дал интервью журналисту из США Такеру Карлсону

9 февраля 2024
209
Президент РФ Владимир Путин дал интервью журналисту из США Такеру Карлсону

Президент Российской Федерации Владимир Путин дал интервью журналисту из США Такеру Карлсону. Центральными темами разговора, длившегося два часа и семь минут, стали ситуация на Украине и события, которые привели к началу специальной военной операции. Кроме того, в интервью были подняты вопросы о взаимоотношениях с Соединенными Штатами, Китаем и странами, входящими в ЕС. Президент подробно рассказал о том, кто виновен в срыве Минских соглашений, кому выгоден взрыв «Северного потока», а также о действиях европейских правительств в ущерб интересам своих стран. Главные цитаты из интервью – в нашем материале.

О специальной военной операции и конфликте на Украине

– Сегодняшнее руководство Украины заявило, что они не будут исполнять Минских соглашений, которые были подписаны в Минске после событий 2014 года, где был изложен план мирного урегулирования в Донбассе. Министр иностранных дел, все остальные официальные лица, а потом сам президент заявили о том, что им ничего не нравится в этих Минских соглашениях. Иными словами, исполнять их не собираются. А бывшие руководители Германии, Франции прямо сказали на весь мир уже в наши дни – год-полтора назад, – что да, они подписывали эти Минские соглашения, но выполнять никогда не собирались. Нас просто водили за нос.

Мы обращались к руководству Соединенных Штатов, европейских стран, чтобы этот процесс прекратился немедленно, чтобы были исполнены Минские соглашения. Откровенно говоря, я не знал, как мы это сделаем, но я был готов их исполнять. Они сложные для Украины, там очень много элементов независимости для Донбасса, для этих территорий было предусмотрено, это правда. Но я был уверен абсолютно, я и сейчас вам скажу: я искренне считал, что если все-таки удастся уговорить людей, которые живут в Донбассе, возвратиться в рамки украинской государственности, то постепенно раны заживут и конфликт будет исчерпан.

Что касается СВО: нет, мы пока не достигли своих целей, потому что одна из целей – это денацификация. Имеется в виду запрещение всяческих неонацистских движений. Это одна из проблем, которую мы обсуждали и в ходе переговорного процесса, который завершился в Стамбуле в начале прошлого года, но не по нашей инициативе завершился, потому что нам европейцы, в частности, говорили: нужно обязательно создать условия для окончательного подписания документов. Мои коллеги во Франции и Германии говорили: «Как ты себе представляешь, как они будут подписывать договор: с пистолетом, приставленным к виску? Надо отвести войска от Киева». Говорю: «Хорошо». И мы отвели войска от Киева.

Как только мы отвели войска от Киева, сразу же наши украинские переговорщики выбросили в помойку все наши договоренности, достигнутые в Стамбуле, и приготовились к длительному вооруженному противостоянию при помощи Соединенных Штатов и их сателлитов в Европе. Вот как ситуация развивалась. И так, как она выглядит сейчас.

Мы ни на кого не нападаем. С чего начались события на Украине? С госпереворота и с начала боевых действий в Донбассе – вот с чего. И мы защищаем своих людей, себя, свою Родину и наше будущее.

О внешней политике и последнем разговоре с президентом США

– Да, он (Джо Байден) финансирует Украину, но, когда я с ним разговаривал – это было до начала специальной военной операции, – я ему тогда сказал: я считаю, что вы совершаете огромную ошибку исторического масштаба, поддерживая всё, что там происходит, на Украине, отталкивая Россию. Я ему сказал об этом. И говорил неоднократно.

О конфликте с НАТО и уважении интересов России. Соединенные Штаты обещали, что не будет расширения НАТО на Восток, но это произошло пять раз, пять волн расширения. Мы всё терпели, всё уговаривали: не надо, мы же свои теперь, у нас рыночная экономика, нет власти Коммунистической партии, давайте будем договариваться.

Это провокация, причём дешевая провокация. Я не понимаю, почему американские солдаты должны воевать на Украине. Там есть наёмники из Соединенных Штатов. Больше всего наёмников из Польши, на втором месте – наёмники из США, на третьем – из Грузии. Если у кого-то есть желание послать регулярные войска, это, безусловно, поставит человечество на грань очень серьёзного, глобального конфликта. Это очевидно.

Это нужно Соединенным Штатам? Зачем? За тысячи километров от национальной территории! У вас нечем заниматься? У вас проблем на границе полно, проблемы с миграцией, проблемы с государственным долгом – 33 с лишним триллиона долларов. Нечем заниматься – нужно воевать на Украине?

А не лучше ли договориться с Россией? Договориться, уже понимая ситуацию, которая складывается на сегодняшний день, понимая, что Россия будет бороться за свои интересы до конца, и, понимая это, собственно, вернуться к здравому смыслу, начать с уважением относиться к нашей стране, к её интересам и искать какие-то решения. Мне кажется, что это гораздо умнее и рациональнее.

О взрыве «Северных потоков» и экономических интересах

– Вы знаете, не буду вдаваться в детали, но всегда в таких случаях говорят: ищи того, кто заинтересован. Но в данном случае надо искать не только того, кто заинтересован, а ещё того, кто может это сделать. Потому что заинтересованных может быть много, но залезть на дно Балтийского моря и осуществить этот взрыв могут не все. Вот эти два компонента должны быть соединены: кто заинтересован и кто может.

Сегодняшнее немецкое руководство не руководствуется национальными интересами, а руководствуется интересами коллективного Запада, иначе трудно объяснить логику их действий или бездействия. Ведь дело не только в «Северном потоке – 1», который взорвали. «Северный поток – 2» повредили, но одна труба жива-здорова, и по ней можно подавать газ в Европу, но Германия же не открывает его. Мы готовы, пожалуйста.

Есть ещё один маршрут через Польшу, Ямал – Европа называется, тоже большой поток можно осуществлять. Польша закрыла его, но Польша с руки клюет у немцев, из общеевропейских фондов деньги получает, а основной донор в эти общеевропейские фонды – Германия. Германия кормит Польшу в известной степени. А те взяли и закрыли маршрут на Германию. Зачем? Не понимаю.

О долларе как инструменте внешнеполитической борьбы

– Вы знаете, это одна из грубейших стратегических ошибок политического руководства Соединенных Штатов – использование доллара в качестве инструмента внешнеполитической борьбы. Доллар – это основа основ могущества США. Думаю, что все это прекрасно понимают: сколько ни напечатай долларов, они по всему миру разлетаются. Инфляция в США минимальная: по-моему, три процента, примерно 3,4, – приемлемая для США абсолютно. А печатают-то бесконечно. О чем говорит долг в 33 триллиона? Это же эмиссия.

Тем не менее это главное оружие сохранения могущества США в мире. Как только политическое руководство приняло решение использовать доллар в качестве инструмента политической борьбы, они нанесли удар по этому американскому могуществу. Не хочу употреблять каких-то нелитературных выражений, но это глупость и огромная ошибка.

Даже среди союзников США сокращаются запасы в долларах сейчас. Все смотрят на то, что происходит, и начинают искать возможность себя обезопасить. Но если в отношении некоторых стран США применяют такие ограничительные меры, как ограничение расчётов, то это огромная тревога и сигнал для всего мира.

До 2022 года примерно 80% расчётов во внешней торговле России были в долларах и евро. При этом долларов было примерно 50% в наших расчётах с третьими странами, а сейчас, по-моему, осталось только 13%. Но не мы же запретили использование доллара, мы к этому не стремились. США приняли решение ограничить наши расчёты в долларах. Считаю, что полная дурь, понимаете, с точки зрения интересов самих Соединенных Штатов, налогоплательщиков Соединенных Штатов. Потому что это наносит удар по экономике США, подрывает мощь Соединенных Штатов в мире.

О санкциях и отношениях с Китаем

– Мы с Китаем соседи. Соседей, так же, как и близких родственников, не выбирают. У нас с ними общая граница тысячи километров. Это первое.

Второе – мы привыкли к совместному существованию на протяжении веков.

Третье – внешнеполитическая философия Китая неагрессивная, внешнеполитическая мысль Китая всегда ищет – ищет компромисс, и мы это видим.

Запад боится сильного Китая больше, чем сильной России, потому что в России 150 млн человек, а в Китае – полтора миллиарда, и экономика Китая развивается семимильными шагами – пять с лишним процентов в год, было ещё больше. Но этого для Китая достаточно. Потенциал Китая колоссальный, первая экономика в мире сегодня по паритету покупательной способности, по объёму экономики. Уже обогнали Соединенные Штаты и достаточно давно, и темпы растут.

Объём сотрудничества с Китаем растёт. Темпы роста сотрудничества Китая с Европой больше и выше, чем темпы роста сотрудничества с Китаем Российской Федерации. Спросите у европейцев: они не боятся? Может быть, и боятся, не знаю, но на рынок Китая стараются попасть во что бы то ни стало, особенно когда они сейчас сталкиваются с проблемами в экономике. И китайские предприятия осваивают европейский рынок.

А что, разве мало присутствует китайский бизнес в США? Да, политические решения таковы, что они пытаются ограничить сотрудничество с Китаем. Господин Такер, но ведь вы делаете это себе во вред: ограничивая сотрудничество с Китаем, вы наносите себе ущерб. Это тонкая сфера, и простых линейных решений здесь нет, так же как с долларом.

Поэтому, прежде чем вводить какие-то нелегитимные санкции – нелегитимные с точки зрения Устава Организации Объединенных Наций, – надо как следует подумать. По-моему, с этим проблемы у тех, кто принимает решения.

Инструменты, которые США применяют, не действуют. Ну надо же подумать, что делать. Если это осознание придёт к правящим элитам, то да, тогда первое лицо государства будет действовать в ожидании того, что ждут от него избиратели и люди, которые принимают решения на различных уровнях. Тогда может что-то и измениться.

О религии и духовных ценностях

– Что касается религии в целом, она ведь не во внешних проявлениях, не в том, чтобы ходить каждый день в церковь или бить головой в пол. Она в сердце. И у нас культура человекоориентированная. Достоевский, который очень известен на Западе как гений русской культуры, русской литературы, много об этом говорил – о русской душе.

Русский человек, российский человек думает больше о вечном, думает больше о ценностях моральных, нравственных. Не знаю, может быть, Вы со мной не согласитесь, но все-таки западная культура более прагматичная. Я не говорю, что это плохо, это даёт возможность сегодняшнему «золотому миллиарду» добиваться хороших успехов в производстве, даже в науке и так далее. Здесь нет ничего плохого – я просто говорю, что мы вроде как выглядим одинаково, но сознание немножко по-разному выстроено.

Константин Могилин

Фото – kremlin.ru