«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Мария-искусница из Синявки

3 августа 2023
241
Мария-искусница из Синявки

Жительница села Синявка Таловского района Мария Мещерякова уже 70 лет занимается вязанием. Из-под её умелых рук вышли многочисленные кофты, жилетки, шапки, носки, платки. А пряжи, которую она тоже прядёт сама, хватило бы обернуть земной шар.

Семейная традиция

Родилась Мария Игнатьевна в Синявке 84 года назад. Семья была большая — 11 человек. Практически всё детство нашей героини прошло у дедушки с бабушкой, живших по соседству. Когда Мария Игнатьевна подросла, как и все дети пошла в школу. Но отучилась всего пять классов: родители решили, что девочке нужно бросить занятия и начать вязать платки на продажу. В те времена это часто практиковали, ведь семьи были большие и родители просто не могли обеспечить своих детей сами.

— Мамина сестра как-то сказала мне — мол, хватит ноги бить в школе, пора самой себе на жизнь зарабатывать, — рассказала Мария Игнатьевна. — Так с 14 лет я начала вязать. Хотя и до этого много рукодельничала, но больше для себя, а тут стала посвящать этому делу всё своё время. Получив деньги за свой первый платок, купила отрез штапеля на платье. Это мне запомнилось на всю жизнь.

В семье Марии Игнатьевны все занимались рукоделием. Её младшая сестра, будучи совсем ребёнком, связала за ночь себе варежки. А ведь ей на тот момент было всего-то шесть лет. Родные сёстры сами вязали себе носки. А чтобы они были мягкими, надевали на ноги и терли об пол. Так шерсть быстрее сваливалась.

— Когда мне исполнилось 18 лет, стала думать о работе, а её в те годы было много - в основном, конечно, в поле или на ферме, — продолжила рукодельница. — Как раз стали давать колхозные наделы, засеянные свёклой. За их прополку платили, поэтому мы с сёстрами попросили, чтобы и нам тоже выделили участки. Мне тогда дали целых три гектара. Работа была не из лёгких: прополка приходилась на самый разгар лета, а это жара. По осени свёклу выкапывали, чистили, складывали в кагаты, затем грузили на телеги.

Как бы ни уставала Мария Игнатьевна в поле, все равно выделяла время на любимое занятие. А оно было не только для души, поскольку приносило неплохой доход. Платки всё больше стали пользоваться популярностью и их продавали на рынке. На изготовление одной шали уходило около двух недель.

— Можно, конечно, и быстрее справиться, но ведь каждый платок должен быть не только тёплым, а ещё и красивым, — говорит Мария Игнатьевна. — А для этого нужно было постараться. Обязательно вывязать зубчики по краю, а перед ними должен быть узор. Я всегда старалась, чтобы он не повторялся. Освоила я в те годы и ещё одно мастерство — вязание крючком. Только не всем привычные салфетки, а настоящее кружево, которое пришивали к подолу нательной рубахи. Украшали такими узорами ещё и подзоры, наволочки, полотенца. Мастерицы тогда старались своими руками подготовить себе приданое.

От пуха до платка

Пряжу в те времена купить было сложно. Поэтому почти в каждом дворе для этого держали коз и овец. Семья Марии Игнатьевны тоже занималась разведением скота, особенно ценились пуховые породы. Путь от пуха до готовых ниток занимал долгое время. Сначала нужно вычесать козу. Для этого её заводили в дом, связывали ей ноги и приступали к работе. Обычно в этом участвовали все члены семьи — так быстрее. Животному эта процедура совсем не нравилась, поэтому оно отчаянно сопротивлялось и блеяло на всю округу.

— Когда пух был готов, то брали в руки чёски (это металлические гребешки с деревянными ручками), — продолжила собеседница. — Ими расчёсывали весь материал так, чтобы каждая шерстинка была ровной и гладкой. С овечьей шерстью работать нужно было ещё больше. Ведь помимо всех этих этапов надо её ещё и хорошенько вымыть. Для этого шерсть замачивали в ёмкости со стиральным порошком, давали немного постоять, несколько раз полоскали и выкладывали сушить.

Затем в ход шла прялка. Целыми вечерами Мария Игнатьевна сидела и подготавливала пряжу, чтобы через некоторое время превратить её в вязаные вещи. Настоящим спасением от такой долгой и монотонной работы стало появление электрической прялки в 80-х годах.

Её для Марии Мещеряковой сделал знакомый мастер. Работала такая помощница в два раза быстрее, чем ножная.

— Когда сын с дочерью окончили школу, как и многие, уехали учиться в город, - сказала мастерица. — Это были тяжёлые годы, но и здесь платки нам помогали. Свяжу — и быстрее на базар в Абрамовку или в Новохопёрск, а вырученные деньги шли на дорогу детям. Так и крутилась: по ночам вязала, днём работала. Порой до часу ночи сидела, а бывало и позже, но мне это было не тяжело, а наоборот — нравилось.

Дети Марии Игнатьевны, благодаря умению мамы вязать, всегда были красиво одеты. Сын ходил в тёплых жилетках ручной работы, дочка — в кофтах. О носках и говорить нечего, их здесь никогда не штопали, а всегда надевали новенькие. Рукодельница даже модные шапки научилась вязать. Как-то раз ей в руки попала такая схема, где из нитей получался не простой головной убор, а настоящая шапка с розами. После этого она не раз повторяла такую красоту не только для родных, но и для местных девчонок.

— Мне, чтобы повторить узор, всегда нужно его увидеть на бумаге, так понятнее, — рассказала Мария Игнатьевна. — Мы с женщинами в селе часто обменивались такими подсказками. Обычно из журналов брали или кто откуда-нибудь привезёт. Благодаря новым схемам я вязала не только тёплые вещи, но и легкие, ажурные кофточки. Особенно красиво получалось из козьего пуха.

Носочки для ребят

В прошлом году женщина узнала, что в селе собирают помощь для участников специальной военной операции, и решила тоже поучаствовать. Она тут же приступила к вязанию носков. Ведь, по мнению Марии Игнатьевны, нет ничего лучше вещей, сделанных своими руками из натуральных материалов. В таких носках холод точно не страшен, а вывязанная двойная пятка долго прослужит и не протрется.

— Первые 17 пар уже отправились к ребятам прошедшей зимой, — рассказала Мария Игнатьевна. — Сейчас готовы ещё шесть, если понадобятся, то обязательно передам их осенью. В каждую пару носков вложила небольшую записку с молитвой. Надеюсь, что это поможет солдатам быстрее вернуться домой с Победой.

Ирина Кожанова

Фото автора