«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Клеймо на всю жизнь

26 января 2024
106
Клеймо на всю жизнь

Житель посёлка Рамонь Александр Китаев собрал коллекцию старинных кирпичей с клеймами разных заводов нашей страны. Этих предприятий уже давно нет, но обожжённая глина сохранила память о них и их владельцах на века.

Для чего ставили клеймо

Пенсионер из Рамони Александр Китаев коллекционирует различные старинные предметы: угольные утюги, подковы XIX века, но большую часть собранного составляют кирпичи с клеймами. Их у него примерно полсотни.

Началась эта история 15 лет назад, когда Александр Иванович поехал в Кронштадт. Проходя мимо лютеранского кладбища, он заметил у забора кирпич с фамилией.

— Меня это заинтересовало, и я вынес из этого места целых три кирпича. Показал эти экземпляры своим друзьям, которые жили на окраине Санкт-Петербурга. Был очень рад такой находке, поскольку впервые в жизни увидел клейменые кирпичи. А друзья подарили мне ещё один кирпич с клеймом завода братьев Слепушкиных. Вот так всё и началось, — рассказал коллекционер.

В дореволюционной России ставить клеймо на кирпичах было обязательным условием. Зачем? Согласно преданию, однажды в Санкт-Петербурге развалился дом. После такого случая император Николай I стал лично курировать постройку зданий. Тогда же был издан указ «О мерах для прочной и качественной выделки кирпича». Один из его пунктов повелевал ставить клеймо на кирпиче.

Клеймо завода Якова Васильевича Елисеева, 1910-е годы.

Так это стало своеобразным знаком качества. Чаще всего на изделиях писали имя производителя, фамилию, инициалы. Но, кроме этого, могли поставить название завода или год выпуска.

С разных заводов

У Александра Китаева примечательных кирпичей немало. Всем им более ста лет, и каждый имеет свою историю.

— В моей коллекции очень много дореволюционных изделий, и все они с абсолютно разных предприятий, — говорит Александр Иванович. — Например, на одном кирпиче вы можете видеть надпись «Д.М.С». Она расшифровывается как Дмитрий Михайлович Соболев. Кирпичный завод купца Дмитрия Соболева располагался близ села Усть-Славянка Петербургского уезда. Такое клеймо ставили на изделиях с 1866 по 1885 годы. После этого завод перешёл в руки Ивана Дмитриевича Соболева (вероятно, сына Дмитрия) и на кирпичах стали писать слово «Соболева».

Соболев Дмитрий Михайлович, клеймо ставилось с 1866 по 1885 годы.

Другой производитель занимался изготовлением кирпичей почти 60 лет (в 1860 — 1917 годы). На сформованных там изделиях ставили клеймо «Г.С.Р». Расшифровывалось оно как Григорий Сергеевич Растеряев. Этот человек — почетный гражданин, купец второй гильдии. У него было два завода. Один — в Усть-Славянке, второй — в деревне Щербинка. В 1881 году первый завод разрушился, а второй продолжал производить кирпичи.

Два таких предприятия было и у купца первой гильдии Петра Беляева. Они работали с 1850-х годов вплоть до революции 1917 года. Клеймом здесь была фамилия.

Это клеймо завода, принадлежавшего Евгении Ивановне Спечинской.

— У меня также лежат кирпичи с завода Ивана Баранова — в 1870 – 1880 годах он существовал на реке Неве недалеко от Александро-Невской лавры. Дмитрий Кузьмич Захаров открыл кирпичное производство на реке Ижоре (такое клеймо ставилось с 1870 по 1884 годы). А Братья Слепушкины - Николай и Александр - владели собственным заводом до 1895 года, - рассказал коллекционер.

По всей стране

Экспонаты для коллекции житель Рамони находил в разных уголках нашей страны, большинство — в Санкт-Петербурге и Ленинградской области (в Петергофе, в районе под названием Коломяги, в деревне Новая, в селах Усть-Ижора, Усть-Славянка, Усть-Тосно и даже у бывших Бадаевских складов времен блокады Ленинграда). Есть у него экспонаты из Кронштадта, из села Хотилова между Москвой и Санкт-Петербургом, из Краснодарского края, из Саратова и Саратовской области.

Клеймо завода Фёдора Альфредовича Хилля, Усть-Ижора, 1897-1910 годы.

— Один кирпич из той партии, которую княгиня Евгения Ольденбургская закупала для помощи местным погорельцам (завод по производству находился в Задонске). Есть образец производства финского завода «Kupittaa». Он найден неподалеку от поселка Бор Воронежской области, — рассказал Александр Китаев.

Александр Китаев хранит коллекцию во дворе своего дома и всегда рад любознательным гостям.

Завод Пелагеи Ивановны Миловановой находился в селе Кучино Московского уезда.

— Какие-то клеймёные кирпичи ещё можно повстречать в нашей стране. Они ценны для меня самого. Мне старинные предметы дают полёт фантазии. То есть я держу в руках кирпич, которому сто, а может быть, двести, а может, и триста лет. А ведь эту вещь кто-то до тебя изготовил, кто-то держал в руках. И ты, словно на машине времени, перелетаешь в далекие времена и ощущаешь себя героем того или иного исторического периода. Мне вообще интересно изучать историю нашей страны и жизнь наших предков. Коллекция существует и для того, чтобы, конечно же, пополняться, превращая кирпичи из ненужного хлама в свидетелей исторических эпох.

 Тарас Кутузов,

Людмила Грешнева

Фото Тараса Кутузова