«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Декабрист из Землянского уезда

9 июля
78
Декабрист из Землянского уезда

Честно говоря, я искал информацию о Сумбатовых-Южиных из Малой Покровки Семилукского района. Тех самых, которые внесли огромный вклад в развитие российского театрального искусства, попутно открыв миру талант великого воронежского артиста Александра Остужева. Но получилось так, что неожиданно наткнуться на декабристов, которые, как известно, «разбудили Герцена».
Дело в том, что Малая Покровка оказалась селом весьма почтенного возраста. Причём, начиная с 1689 года, она трижды меняла своё название, именуясь то Малопокровским, то Тиньково, то Лачиново. Естественно, стало интересно - почему?

Трижды рождённый

С первым названием всё обстояло более или менее понятно, поскольку рядом находилась Большая Покровка, которая сегодня называется Спасским. Видимо, основатели решили просто не изобретать велосипед. А вот остальными своими именами село было явно обязано помещикам, во владение которых переходило имение.

Топоним Малая Покровка вернулся лишь в середине XIX века, когда дочь местного помещика Александра Емельяновича Лачинова благополучно вышла замуж за барона Николая Васильевича Корфа. Имение досталось молодым супругам в качестве приданого. А поскольку познакомились молодожёны в канун Покрова Пресвятой Богородицы, то очередное переименование получилось вполне логичным.

И вот тут выяснился очень интересный факт. Оказалось, что у помещика Лачинова было ещё три брата. И если два младших ничем особенным не прославились, то старший – Евдоким Емельянович – оставил глубокий след в истории. И им сегодня одновременно гордятся сразу две области – Воронежская и Курская. А ещё – Армения, поскольку Евдоким Лачинов много подвигов совершил на Кавказе в войнах с персами и турками.

Точно известно, что родился этот человек в 1799 году. А вот место его рождения в разных источниках указано по-разному. В одних фигурирует село Бекетово нынешнего Нижнедевицкого района, в других – село Песковатка в теперешней Курской области. Есть и третий вариант – некое село в Землянском уезде Воронежской губернии.

Человек не может родиться в трёх местах одновременно. Следовательно, почему бы этому светлому событию не случиться, например, в одном из поместий Лачиновых? Может быть, в далеком 1799 году загадочным селом Землянского уезда как раз и была теперешняя Малая Покровка? Это, конечно, не истина в последней инстанции, но вполне рабочая версия. Ведь будущий член Южного общества декабристов Евдоким Емельянович Лачинов абсолютно точно родился в семье воронежского дворянина и был дядей будущей баронессы Корф.

Ну и ещё один довод. Даже если, допустим, Евдоким Емельянович Лачинов не родился в Малой Покровке, то что ему мешало в течение долгой жизни побывать в одном из имений своих родителей – Емельяна Николаевича и Прасковьи Евдокимовны? Или погостить у брата своего Александра Емельяновича, или нанести визит племяннице – Александре Александровне Корф.

Старший брат Лачиновых быстро покинул родительский дом. Получив хорошее домашнее образование, он поступил в Московский университет, а затем и в Московское училище колонновожатых (от слова «колонна» - прим. автора). Но ещё до его окончания молодого офицера отправили в распоряжение главнокомандующего Кавказской армией генерала Алексея Петровича Ермолова, который, как известно, в 1817 году с большой свитой отправился в Иран. Одним из членов этого посольства как раз и стал будущий декабрист Евдоким Лачинов.

- С 1816 году поступил я к генералу Муравьёву. Усердно принялся за лекции и за новое для меня занятие — топографическую съёмку, - писал в своём дневнике Евдоким Емельянович. - Алексей Петрович Ермолов отправлялся послом в Персию. К свитским офицерам, посылаемым при посольстве, приказано было командировать двух из нашего заведения. Назначение пало на произведённого в прапорщики Воейкова и на меня, представленного в колонновожатые. В Воронеже явились мы к Ермолову, который счёл, что мне не более 14 лет и не хотел брать с собою в Персию. Он говорил, что там нужны не дети, а люди, знающие своё дело. Однако, исполнив до весны некоторые поручения, я не был исключен из его свиты.

«Дневник следования посольства», написанный Е.Е. Лачиновым в ходе поездки в Иран, оказался очень информативным. В нём были сведения о многих городах и селах Армении, Азербайджана, Ирана, о персидских войсках, о шахе и его небезызвестном сыне Аббасе Мирзе. Особый интерес представляют строки, посвящённые городам Эчмиадзину, Еревану, Тавризу, бедственному положению населения, а также искусству и обычаям персов. Кроме того, по поручению генерала Ермолова молодой офицер сделал топографические съёмки некоторых районов Грузии, Армении и Южного Азербайджана. А по итогам посольства получил награду – персидский орден Льва и Солнца III степени.

Мятежная юность

Вернувшись в Москву Евдоким Лачинов успешно завершил учёбу в Московском училище колонновожатых. С апреля 1821 года служил в квартирмейстерской части Главного штаба 2-й армии в Тульчино, где и сблизился со многими революционно настроенными офицерами, в том числе и с Павлом Пестелем. По сути, меньше чем за месяц до восстания на Сенатской площади он вступил в Южное общество. И это был роковой шаг для его военной карьеры, которая так удачно начиналась.

"На Сенатской площади 14 декабря 1825 года". Карл Кольман. 1825-1826 годы

Восстание 1825 года закончилось провалом, за которым последовал суд над его участниками. Пятеро декабристов — Павел Пестель, Кондратий Рылеев, Сергей Муравьёв-Апостол, Михаил Бестужев-Рюмин и Пётр Каховский — были казнены. Остальные разжалованы в солдаты. Одних сослали в Сибирь, а для других пристанищем стал Кавказ.

- Общее число декабристов и «прикосновенных» к их делу лиц, а также рядовых участников восстания (солдат, матросов), отправленных на Кавказ, превышало три тысячи, - написал в своем исследовании «Декабристы в Армении в 1826–1828 годах» историк Мкртич Нерсисян. - Большинство из них побывало в Закавказье, в частности в Армении, и принимало активное участие в русско-персидской войне 1826–1828 гг., результатом которой стало освобождение Восточной Армении от ига персидских поработителей и присоединение её к России. 

Среди сосланных на Кавказ декабристов был и Евдоким Лачинов. Его разжаловали, лишили ордена и дворянского звания. Но, в целом, обошлись довольно мягко, по сравнению с другими участниками заговора. Объяснялось это тем, что Павел Пестель в своих показаниях говорил: «С кем из тайного общества находился поручик Лачинов в связи и какое принимал участие в делах общества — я не могу иметь честь донести, потому что до сих пор не знал о принятии Лачинова в общество и принадлежности его к оному».

По сути, Пестель спас молодого человека. В итоге членство Евдокима Лачинова в тайном обществе не было доказано. Тем не менее он проходил по категории «прикосновенных» за то, что знал, но не доложил начальству о существовании конституционного проекта «Русская правда» Павла Пестеля.

В январе 1827 года Лачинов прибыл в Тифлис, и через несколько дней его определили в 39-й егерский полк 20-й пехотной дивизии. В июне полк вместе с другими частями главных сил Кавказского корпуса вступил в Эриванское ханство для участия в Русско-персидской войне.

Битва за Кавказ

 В конце весны – начале лета Евдоким Лачинов участвовал в осаде Эривани, а в августе принял участие в сражении под Ошаканом. В сентябре он был прикомандирован к батальону Крымского полка, направленному для осады Сардарабата, окончившейся его взятием.

За отличие в персидской войне и, главным образом, за отличие в ошаканском сражении Евдоким Лачинов по ходатайству генерал-лейтенанта Афанасия Красовского был произведён в унтер-офицеры. С назначением Красовского на должность исполняющего начальника Эриванской области и командующим её войсками, Лачинова сделали чиновником для особых поручений при Главном штабе войск.

"Взятие русскими Эриванской крепости". Франц Рубо. 1893 год

- Почти все жители Эривани были заперты в крепости и происшедшее от того стеснение много помогло нам. Трогательные картины радости, с которою встречали нас армянские семейства, когда мы занимали оную, не описаны. Не говоря о том, что они предвидели счастливую будущность, освободившись от тягостного ига персиян, блаженствовать под правлением России, достаточно представить бедственное положение их во время осады, чтоб верить искренности восторгов, ими изъявленных, - написал в своих «Записках об Армении» Евдоким Лачинов.

Русско-персидская война завершилась в 1828 году. И почти сразу началась Русско-турецкая. Евдоким Лачинов был направлен в свой полк, который выдвигался к турецкой границе. В эту войну он участвовал в победном взятии крепости Карс. А за боевые отличия бывшего декабриста наградили знаком отличия Военного ордена. Также в период с 1830 по 1832 годы он участвовал в боевых действиях в Дагестане и Чечне.

"Штурм крепости Карс 23 июня 1828 года". Януарий Суходольский

Сын помещика из Землянского уезда оставил свой след и в литературе. В 1828 году в петербургской газете «Северная пчела» было опубликовано его письмо «Путешествие по Эриванской области» без указания авторства. Долгое время оно приписывалось Александру Грибоедову. Но библиограф Николай Ченцов в «Восстании декабристов» впервые указал, что рукопись принадлежат перу Евдокима Лачинова. В 1829 году в газете «Тифлисские ведомости» под рубрикой «Корреспонденция» были анонимно опубликованы «Письма из Карса». Анонимность объяснялось «декабристским» прошлым автора.

Другая история

В декабре 1832 года Лачинов в чине прапорщика подал в отставку по причине болезни и поселился в родовом имении в Землянском уезде Воронежской губернии, где занялся овцеводством. Кстати, по этой информации разночтений в источниках нет – прим. автора) Бурная молодость миновала. И хотя Евдокиму Емельяновичу всего-то было 33 года, семьей он так и не обзавелся.

Бывший декабрист сконцентрировался на производстве. В газетах «Северная почта», «Коммерческая газета», «Одесский вестник» и других изданиях можно было встретить его статьи, посвящённые торговле и развитию экономики страны. Он щедро делился с публикой своими идеями, но не всегда находил отклик на них. Может быть, поэтому решил самостоятельно воплощать свои замыслы в жизнь.

С этой целью в Харькове им была организована акционерная компания по торговле шерстью, где Евдоким Лачинов стал председателем. Долгие годы он успешно её возглавлял. Был состоятельным человеком и, возможно, помогал своим братьям. Во всяком случае, вряд ли его племянница Александра смогла бы выйти замуж за барона Николая Васильевича Корфа, если бы безвылазно сидела в Малой Покровке. Но самое главное, она бы не родила от него трёх замечательных дочерей, которые потом страстно увлеклись театром. Но это уже совсем другая история…

Евгений Белозёров