«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

Война и мир Вестфридов

10 мая
127
Война и мир Вестфридов

Во время войны молодой офицер-артиллерист Моисей Исаакович Вестфрид (на фото) узнал, что в соседнем подразделении воюет человек с такой же фамилией. Уточнив имя бойца, офицер убедился, что это его отец, и добился перевода Вестфрида-старшего в свою часть. До самой Победы сын и отец воевали вместе. Эту историю рассказал Леонид Моисеевич Вестфрид – как несложно догадаться, потомок участников Великой Отечественной войны.

Отец

Носители редких фамилий имеют несомненное преимущество в том, что им легче проследить историю своего рода сквозь века и расстояния. Например, Вестфриды знают, что их предки в XVII–XVIII вв. жили в Австро-Венгерской империи. Потом они оказались в известных как Гуляйполе краях – той части Новороссии, на месте которой образованы нынешние Херсонская и Запорожская области.

Во время еврейских погромов, организованных черносотенцами в тех краях перед революцией, семья переехала в более спокойный Мариуполь. Там 23 января 1923 года и появился на свет Моисей Исаакович.

Исаак Лазарович был предприимчевым человеком и, когда В.И. Ленин объявил новую экономическую политику (НЭП), переехал в Кисловодск, где открыл цех по розливу минеральной воды.

После смерти В.И. Ленина НЭП быстро свернули, и Исаак Лазарович, как и десятки тысяч других «классово чуждых» граждан Советской России, оказался в заключении. Его жена осталась с двумя детьми на руках. Ведь вслед за Моисеем в семье появилась дочка Роза.

Леонид Моисеевич Вестфрид, фото Евгении Емельяновой

– Бабушка с детьми приехала в Воронеж, – рассказал Леонид Моисеевич. – Жили они на углу Плехановской и Кольцовской, примерно там, где сейчас находится «Галерея Чижова», стоял двух- или трёхэтажный дом. Дети учились в 35-й школе. В этом же доме жила и семья моей мамы, они были соседями.

Сын

В 1941 году Моисей окончил школу. Когда гитлеровская Германия без объявления войны напала на нашу страну, парень, как и другие воронежцы, отправился в военкомат. Оттуда его направили на ускоренные офицерские курсы связистов для артиллерии. Тогда грамотных командиров в войсках не хватало.

Учёба длилась четыре или пять месяцев. А в феврале 1942 года 19-летний офицер попал на фронт под Харьков.

Моисей Исаакович Вестфрид в молодости

Самый страшный день на войне у Моисея Исааковича был 7 июля 1942 года. Впоследствии мужчина отмечал его как второй день рождения. Советские войска отступали, связисты уходили последними – им надо было смотать бобины с проводами. Погрузив в телеги оборудование, они увидели вдалеке большое скопление солдат. Уставшие, приняли их за своих и, только подъехав ближе, выяснили, что это часть дивизии СС. Моисею Исааковичу с товарищем чудом удалось скрыться от фашистов в пшеничном поле. Все остальные – а их было около 30 человек – погибли или попали в плен.

Рассказывая о другом случае, сын ветерана предупреждает: «Осторожно, после этого обедать не сможете».

– Принимать пищу в походных условиях было принято так: в один котелок наливали первое, в другой накладывали второе и садились есть вдвоём. И вот сидят вместе с товарищем, тоже молодым офицером, опустили ноги в воронку, обедают. Вдруг совсем рядом разрывается снаряд. Сотрапезнику осколком сносит буквально полчерепа, и он летит прямо в котелок с борщом. Моисей Исаакович обошёлся контузией. А вот борщ не мог есть ещё много лет после войны.

Встреча

Моисей Вестфрид и его любимая супруга Карина

Моисей Исаакович участвовал в обороне Сталинграда, получил медаль. Потом – бои на Курской дуге. И вот где-то там, в сражении, которое внесло коренной перелом в ход Великой Отечественной войны, к нему пришла интересная весть.

«Ты знаешь, на соседнем участке, в 10 километрах, воюет человек с такой же фамилией, как у тебя», – сообщили как-то молодому офицеру. «Да как? Не может быть!» – усомнился тот, памятуя, что их однофамильцев – пара семей на всю огромную страну.

Связались по телефону с соседним подразделением. Там подтвердили: «Вестфрид? Есть такой». «Как зовут?» «Исаак Лазарович». Всё, теперь уж никаких сомнений.

Выясняется, что война застала Вестфрида-старшего в тюрьме. Мужчину 1895 года рождения направили в штрафбат. Там он получил ранение и, как это называлось, смыл преступление (было оно или не было) – кровью. После госпиталя вчерашние заключенные уже имели право воевать в регулярных частях, что и произошло на момент встречи отца с сыном.

Расстрел родных

Юная Карина Скуя

По словам Леонида Моисеевича, на момент начала войны его прадед и прабабушка по отцовской линии жили в Мариуполе, который вскоре был оккупирован гитлеровцами. Ничего хорошего еврейское население города, естественно, не ждало. На помощь фашистам пришли их приспешники-бандеровцы – украинские националисты. Иудеев собрали вместе и в порядке издевательства заставили мыть улицу с мылом. Вряд ли этот абсурдный приказ можно было выполнить. Итог предполагался один. Людей расстреляли.

Та же участь ждала мать и сестру Моисея Вестфрида. Перед оккупацией Воронежа им удалось бежать из города. Но в посёлке Кузиха Хохольского района их схватили немцы. Людей построили, стали выяснять, кто есть кто. Какой-то негодяй-сосед выдал женщину с маленькой дочерью. Сказал, что они евреи и что сын женщины – офицер Красной армии. Любовь Моисеевну и несовершеннолетнюю Розу расстреляли.

Вместе на фронтах

Весть о гибели родных дошла до Моисея. Поэтому отец для него оставался единственным близким человеком. И офицер обратился к командованию соседнего подразделения с просьбой забрать его к себе. Там отдавать солдата не хотели. Ценили как хозяйственника. Исаак Лазарович в полевых условиях сумел организовать производство колбасы! Но всё же удалось как-то убедить. И до конца войны сын и отец Вестфриды уже прошли вместе.

Гвардии ефрейтор Вестфрид-старший был снабженцем. В феврале 1945 года его наградили медалью «За боевые заслуги». В наградном списке сказано:

«В период боевых действий по прорыву обороны противника на западном берегу реки Дунай в районе села Бетино с 15 по 30 ноября 1944 года под обстрелом противника доставлял продовольствие и фураж подразделениям, ведущим бои на плацдарме, и производил заготовку последнего вблизи переднего края, что в значительной степени обеспечило своевременное снабжение».

На подступах к Белграду

13 октября 1944 года 4-й гвардейский механизированный корпус, к которому были прикреплены артиллеристы 153-го гвардейского ордена Кутузова Уразовского артиллерийского полка, где служили отец и сын Вестфриды, получил задание сделать стокилометровый бросок в тыл врага к Белграду. Тогда это была столица Югославии, а сейчас - Сербии.

Нашим нужно было удержаться до подхода основных сил 73-й стрелковой дивизии. После успешного штурма моста и форсирования реки Савы артиллеристы создали плацдарм на правом её берегу. Небольшими силами отбили несколько атак врага, уничтожив около 160 фашистов. Старший лейтенант Вестфрид, раненный, не вышел из боя, а продолжал отстреливаться из автомата и забрасывать наступающего врага гранатами. Задачу выполнили, плацдарм удержали.

Моисей Исаакович в полном расцвете сил

После ранения Моисей Исаакович попал в госпиталь, затем вернулся в свой полк и закончил войну в австрийском городе Граце.

С войны Моисей Исаакович вернулся с двумя орденами Отечественной войны и медалями. Несколько лет спустя его нашла и третья награда – орден Красного Знамени за бой у Белграда.

Война и любовь

– Я нечасто встречался с дедушкой, буквально несколько раз в своей жизни, – вспоминает сегодня Леонид Вестфрид об Исааке Лазаровиче. – Он после войны вернулся в Воронеж, но совсем ненадолго. Ведь остался без семьи, делать ему здесь было нечего. А в годы войны на территории Молдавии, которую освобождали наши войска, он повстречал женщину. У той в свою очередь тоже погиб муж. Два человека с судьбой, опалённой войной, решили вместе жить дальше. Поэтому дедушка вскоре после Победы уехал в город Тирасполь.

В новой семье у фронтовика родилась дочь, в память о погибшей от рук фашистов сестрёнке её назвали Розой.

Карина  Скуя в зрелом возрасте

А Моисей Исаакович через всю войну пронёс симпатию к девочке-соседке, Карине Скуя. Золотая медалистка, дочь доцента мединститута, она до войны успела поступить в медицинский. Когда пришла пора эвакуироваться из Воронежа, студенты и преподаватели пешком прошли путь до Ульяновска. Студентам-медикам приходилось не только учиться, но и работать на лесоповале. Офицер-гвардеец Вестфрид отослал девушке положенный ему аттестат на улучшенное питание, что очень помогло семье Карины.

Жизнь после войны

Моисей Вестфрид планировал продолжить военную службу, и после войны его направили на учёбу в Ленинградскую военную академию. Но кому-то не понравилась «иностранная» фамилия офицера. Сын Леонид предполагает, что именно по этим мотивам отцу пришлось покинуть армейские ряды, хотя официально говорилось, что фронтовику не подошёл ленинградский климат.

Моисей Исаакович вернулся в Воронеж, с отличием окончил строительный институт, принимал участие в создании газотранспортной инфраструктуры в нашем городе. А потом его как отличного производственника пригласили в вуз – делиться знаниями и опытом со студентами.

– Отец преподавал буквально до самой смерти. В последние годы, конечно, уже не читал лекции, но инспектировал, проверял, как работают другие преподаватели, – рассказал Леонид Моисеевич.

Ушёл из жизни Моисей Исаакович в возрасте 94 лет, в феврале 2017 года, оставив о себе добрую память. Несмотря на все сложности в его судьбе, он всегда своей Родиной считал Россию.

Сергей Свиридов

Фото — из архива семьи Вестфридов