«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
В. В. Путин
«Я лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин. Все этнические группы России невозможно перечислить, но я горжусь тем, что я часть этого мира, часть могучего многонационального мира России»
Президент Российской Федерации В. В. Путин
16+

С берегов Чёрного моря

12 июня 2023
152
С берегов Чёрного моря

В посёлке Веселовка Эртильского района вот уже 30 лет живёт уроженка города Гагры Клара Хареба. Так сложились обстоятельства, что российская глубинка стала для неё второй родиной.

Полукровка

Родилась Клара Шатоевна в Абхазской АССР в 1960 году. О родном городе отзывается с особой теплотой и нежностью, ведь там прошли её детство, отрочество и юность. Ей есть, что вспомнить из того отрезка жизни, о чём рассказать.

Отец Клары по национальности - грузин. Мать - армянка с русскими корнями. Бабушка по маминой линии - донская казачка. Клара училась в русской школе. После окончания девяти классов поступила в техникум, так как очень хотела стать поваром. Получив профессию, работала сначала по специальности, потом занялась торговлей, ездила в Россию продавать мандарины и цветы.

В 1980 году девушка вышла замуж. Будущего супруга, Давида Чамяна, знала давно, с ним училась в одной школе. После замужества один за другим родились дети: сын Кеворк – в 1982 году, дочь Анаит – в 1983-м. Но семейная жизнь не заладилась и через пять лет Клара с мужем расстались. В 1991 году умер папа Клары, а через год в Абхазии случились события, которые изменили всё.

– В 1992 году началась грузино-абхазская война. Мама, взяв моих детей, была вынуждена бежать на российскую территорию. Их забрал к себе в Москву мой брат. И вообще молодых тогда старались вывезти в первую очередь. Но никто сначала и не предполагал, что военный конфликт, в котором погибнут тысячи людей, затянется больше чем на год, – вспоминает Клара.

Бегство

Из своего дома нужно было уходить. Клара Шатоевна пряталась у маминой подруги. По её совету разговаривала только на армянском языке, чтобы не разоблачили наличие грузинских корней. Два месяца с мамой, братом и детьми не было никакой связи. Сердце разрывалось от неведения и тоски по родным. Душу переполняло желание увидеться с ними и обнять детей. Надо было ехать. Но как?

– И снова мне помогла мамина подруга, у которой я пряталась. Она договорилась со своим племянником и меня отвезли до границы. Переоделась в длинную юбку и завязала платок, чтобы скрыть возраст. Я, как могла, прятала лицо. Нас везли на военной машине в сопровождении вооружённых людей. От страха не могла дышать. А ещё от волнения, - выпустят или нет. Мне повезло, я смогла перейти границу и сесть в Адлере на поезд до Москвы, - рассказала Клара Хареба.

Так она оставила свой дом, родственников, друзей, работу, семейные фотографии и документы, благополучную жизнь, заработанную постоянными трудами. Разбились вдребезги планы на будущее.

В Москве она некоторое время жила у брата. О городе Эртиле никогда не слышала, разве что по рассказам родственника, который говорил о своём друге из Воронежской области. Вот к нему и обратились за помощью в поиске дома. А в 1993 году после Нового года семья переехала в посёлок Веселовка Эртильского района уже в свой собственный дом.

Новая родина

Первое время было невероятно трудным. Дом был старым, пустым, с одной лампочкой под потолком. Самой пришлось делать ремонт, латать дыры, белить, красить, штукатурить. Со временем Клара Шатоевна устроилась кочегаром в магазин, но эта работа была малооплачиваемой, поэтому пришлось её бросить и вернуться к торговле. Этого заработка хватило, чтобы хоть как-то обставить дом мебелью, избавиться от старых матрасов и сбитых досок, на которых спали.

Позже Клара Хареба купила корову, потом ещё одну, завела поросят, бычков. С поездками за товаром пришлось «завязать», так как времени уже не хватало. Огород, хозяйство, пожилая мама и дети требовали постоянной заботы. Клара много работала, чтобы жизнь её семьи стала походить на прежнюю. Но в 1997 году умерла мама. А с годами дети становились взрослее и самостоятельнее. Стало понятно, что как прежде уже не будет никогда.

Клара Шатоевна часто вспоминает годы детства и юности, прожитые в Абхазии, помнит семейные праздники с длинной чередой тостов, а также все повседневные трудности и радости семейной жизни того времени. Никто тогда и не задумывался о том, какая национальность записана в паспорте. Ну не может так быть, чтобы всё изменилось в одночасье само собой!

Традиции

В общении с Кларой Хареба заметно её особое отношение к родителям, к старшим членам семьи, к друзьям, к гостям и, конечно же, к своим кавказским традициям.

– Моя семья очень любит блюда нашей национальной кухни. По праздникам часто готовлю сациви из курицы, мамалыгу — кашу из кукурузы, хинкали, лобио из фасоли со специями, хачапури. У меня особенный рецепт острой грузинской аджики. Овощи и травы для неё сама выращиваю на грядках, - хвалится хозяйка.

И сейчас Клара Шатоевна не сидит на месте, продолжает работать. Она помогает людям с ремонтом квартир и домов, не перестаёт вести домашнее хозяйство, помогает дочери с воспитанием внучки Верочки.

Хочет ли Клара всё ещё вернуться на родину в Абхазию?

- Нет, я не хочу возвращаться, — решительно говорит она. — Мои дети выросли здесь, учились, работают, обзавелись семьями. Моя единственная внучка родилась в Эртиле. Я полюбила свою Веселовку и привыкла к жизни в селе. Слышала, что нашего дома в Гаграх уже нет, его сожгли. Поэтому некуда возвращаться. Да нам и здесь хорошо. А съездить отдохнуть на море достаточно и одного раза в год!

Ирина Лесных

фото автора